Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Сердце милующее

Сегодня пост слишком часто понимается как некое «личное дело», как «работа над собой», как «время роста». И в каком-то смысле это так и есть, но вместе с тем если никто, кроме нас, не ощущает пользы от нашего поста, то велика ли ему цена? Редкость ли в наши дни христианин, который, постясь, тратит на постную пищу денег в разы больше, чем на скоромную, компенсируя отсутствие молочных продуктов, мяса и рыбы наполнением своего меню всевозможными «гадами морскими», о которых в Типиконе ничего не сказано, уделяет приготовлению постных блюд куда больше времени, чем на готовку в обычное время? А ведь в древности своего рода оборотной стороной воздержания становилось то, что христиане, утесняя себя, делились за счет этого едой с неимущими…

И кому не знакомо то состояние раздражения, ожесточенности, которое сопровождает порой пост – и не только по-настоящему строгий, но даже и вполне щадящий, однако все же воспринимающийся человеком как определенное лишение? Раздражения и ожесточенности, из-за коих на нас так скептически и с таким разочарованием взирают со стороны люди, не понимающие, «зачем нам это» и «почему мы такие».

Поэтому ни в коем случае нельзя нам, проходя великопостное поприще, забывать о том, что стремление к стяжанию сердца милующего – одна из важнейших его составляющих.


Причащение во время эпидемии

В одном из диалогов по поводу Причащения во время эпидемии коронавируса прозвучал вопрос: а могу ли я гарантировать, что, причащаясь, человек не заразится сам и (что еще больше пугает) не заразит своих близких?              О каких вообще гарантиях мы можем говорить, кроме одной: "И вот Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28, 20)? Мне кажется, что мы забываем не только характер христианской веры, но и в принципе забываем, что есть вера как таковая. Может ли человек, принимая крещение, требовать гарантий, что он не станет мучеником? Может ли он, узнав, что "все желающие жить благочестиво во Христе Иисусе будут гонимы" (Тим. 3, 12), отказаться от благочестия, чтобы не превращать в череду злоключений прохождение своего земного поприща? Наверное, может, по крайней мере, нередко приходится наблюдать нечто подобное. Жизнь постоянно ставит христианина перед выбором: оставаться со Христом или предпочесть что-то, что сделает жизнь более удобной, комфортной, безопасной, но с верой во Христа несовместимо. И именно этот выбор, совокупность таких ситуаций делает человек либо истинным последователем, учеником Христовым, либо тем, кто говорит: "Господи, Господи", но остается чужд Спасителю и рано или поздно услышит: "Я никогда не знал тебя, отойди от Меня" (ср.: Мф. 7, 23).                                                            В этих рассуждениях об опасности Причащения из-за эпидемии я вижу какое-то потрясающее непонимание того, к Кому мы в этом таинстве приступаем, насколько это действительно: мы приступаем к Источнику нашей жизни и Причине нашего бытия, к Тому, Кто любит нас так, что и помыслить, и вместить это невозможно. К Тому, от Кого всецело зависим, в Чьих руках находимся. И здесь, именно здесь проходит граница между верой и неверием, между тем, для кого Причащение Тела и Крови Христовых является реальным соединением со Христом и тем, кто относится к нему как к обряду, традиции, ритуалу. Я допускаю, что в нашей современной, настолько пораженной другим вирусом, вирусом теплохладности, христианской среде немало тех, кто до сих пор не прояснил для себя этот вопрос, кто не обрел этого живого чувства приобщения ко Христу в Евхаристии или же утратил его. Но, наверное, угроза - настоящая или мнимая - перед лицом которой мы оказались сегодня, может помочь нам определиться и понять, какое место на самом деле занимает это Таинство любви Бога к человеку в нашей жизни, какое место занимает в ней наша любовь к Нему...                                                                         Я напомню на всякий случай очевидные вещи: и в "обычное", "мирное" время мы причащаемся из одной Чаши, с одной лжицы, и мы не знаем многих из тех людей, которые подходят к Причастию вместе с нами. У кого-то из них может быть гепатит, у кого-то ВИЧ, у кого-то туберкулез - и порой сам человек этого еще не ведает. А священник после всех этой же лжицей потребляет Святые Дары и не считает это ни подвигом, ни риском, это - его повседневное служение. И не заражается. Не потому, что это невозможно, а потому что Господь хранит. Может ли быть иначе? Конечно, может: если Господь попустит. Точно так же можно не причащаться - "ради безопасности", можно не ходить во время эпидемии в храм - из тех же соображений, можно вообще не выходить из дома и заразиться. Как? Да, например, от врача, который только что был у другого пациента, с коронавирусом, и пришел к вам без маски и забыл при этом помыть руки (а это совсем не такая редкость, как кажется). И как же это будет - не обидно, нет - страшно! Поставить свою церковную, евхаристическую жизнь на паузу и, невзирая на это, жизни лишиться. Это правда очень страшно. Поэтому, когда меня спрашивают, не опасно ли сегодня причащаться, я не покривлю душой, отвечая, что есть вещи куда более опасные... Это то, о чем я думаю все последние дни и чем мне очень хочется с вами поделиться.                         

Не христиане...

Меня не удивляют воинствующие атеисты, просто неверующие люди или верующие "во что-то", считающие, что храмы обязательно нужно закрыть на время карантина, в крайнем случае, ограничить количество единовременно находящихся в нем прихожан до 10 человек, как на Украине. Это в условиях неопределенности и нарастающей паники до известной степени закономерно. Но я решительно не понимаю тех православных христиан, которые настаивают на том же. И больше того на самом деле: никак не могу их считать христианами в принципе. Они могут быть кем угодно - людьми умными, интеллигентными, прогрессивными, свободными, современными, рациональными, - но только не христианами. Боюсь ли я кого-то этим обидеть? Нет, не боюсь совсем. Боюсь другого: окончательного забвения значения этого слова: христианство.

Как твоя молитва?..

Как мы приветствуем при встрече наших родных, близких, просто людей, которые нам небезразличны? Обычно, поздоровавшись, мы спрашиваем, как они себя чувствуют, все ли в порядке у них дома, на работе, в семье. И это вполне естественно и наглядно показывает, что мы и правда беспокоимся о них и интересуемся их жизнью.

Подвижники древности, иноки, спасавшиеся в египетской пустыне, тоже не были равнодушны друг к другу, поскольку носили в своем сердце огонь христианской любви к ближнему. И, встречаясь, они также задавали один другому крайне важный вопрос, объемлющий, согласно их представлению, все, что касается земного бытия человека:

– Как твоя молитва?

И это не удивительно, ведь молитва – доступная для нас форма богообщения, и то, какова она, многое, если не все, может сказать о том, в каком положении по отношению к Богу мы находимся, какова мера нашего духовного преуспеяния или же, наоборот, оскудения, преодолеваем ли мы свои страсти или же, напротив, живем, утопая в них.

Сегодня редко кто спросит нас о нашей молитве: жизнь сейчас совсем иная, да и не в пустыне мы обитаем, и не подвижниками окружены, и сами чаще всего далеко не подвижники. К сожалению. Но ничто не препятствует нам задать себе этот крайне важный вопрос самостоятельно. И время поста – воздержания, покаяния и молитвы – для этого самое что ни на есть подходящее.

Collapse )

Инструкция

http://www.patriarchia.ru/db/text/5608594.html
Судя по всему, немалым испытанием для Русской Православной Церкви в "эпоху коронавируса" станет (да и уже становится) ожесточенная критика со стороны прогрессивной общественности, непоколебимо уверенной в том, что именно богослужения с их массовостью и "несоблюдением гигиенических норм" представляют едва ли не самую большую опасность в плане заражения большого количества верующих и способствования разрастанию эпидемии. И какими бы абсурдными эти обвинения ни были, но уже сейчас они звучат практически постоянно, а по мере усиления панических настроений сольются, вне всякого сомнения, в единый мощный хор. Церковь ведь всегда идеально подходит на роль виноватого, когда его необходимо срочно назначить... Мне кажется, что инструкция с обширными предписаниями санитарного характера, принятая на Синоде сегодня, прежде всего является ответом на эти обвинения - максимально развёрнутым и подробным. Беда лишь в том, что она обязательно найдёт публичных критиков и собственно в церковной среде и таким образом в сетевом пространстве мы сможем увидеть, как, с одной стороны, Церковь будут поносить "снаружи" за то, что мы продолжаем служить и, в отличие от итальянских католиков, допускаем людей на богослужения, а с другой, будут ругать "изнутри" за то, что мы чрезмерно заботимся о безопасности людей и не доверяем Промыслу Божию. Второе мне представляется куда хуже первого и именно этого хотелось бы по возможности избежать. Ведь мы не имеем никакого права пренебрегать тем, что в наших силах, и исполнение этого никак не упраздняет нашей надежды на милость Божию.

Collapse )

Нелишнее

Нелишнее сегодня напоминание: доверие Богу не предполагает пренебрежения своими обязанностями, исполнение которых остается долгом, в том числе и христианским. Точно так же, как практическая реализация своей ответственности не означает, что человек не помнит о Промысле Божием и не полагается на него. Навеяно чтением некоторых комментариев и постов. 

Удивительное соединение

Глядя на последние новости, думаю о том, что в человеке должны неким дивным образом соединяться надежда на лучшее и непоколебимая готовность к худшему, не исключая, но поддерживая друг друга. И в совершенстве своём это соединение возможно лишь при глубоком, скорее, даже всецелом, доверии Богу, при способности безгранично полагаться на Него.

Важный пункт

Тяжело жить, когда человек не умеет радоваться. И еще тяжелее, когда он даже не подозревает, что испытывать радость - это нормально. Больше того - что для христианина это еще и долг. Об этом часто приходится говорить на исповеди или в частных беседах, но далеко не всегда удается добиться отклика. И мне кажется, что в том "плане на пост", который некоторые ревностные христиане совершенно оправданно составляют, обязательно должен присутствовать этот пункт: "научиться радоваться"...