Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Призыв и коронавирус

Каждый день рождает новые и новые вопросы - частные, но в совокупности своей заставляющие всерьез сомневаться в обдуманности и оправданности комплекса принимающихся для противодействия пандемии мер. И потому опять не удержусь: с одной стороны, "Пасха без прихожан", с другой - весенний призыв в Вооруженные Силы РФ, начавшийся 1 апреля, не отменен, невзирая на наличие случаев заражения уже находящихся в рядах ВС военнослужащих. Как там - в армии - будет обстоять дело с социальным дистанцированием, с масками и средствами индивидуальной защиты?.. 

Чем чаще поддаешься

Чем чаще поддаешься какой-то страсти, тем чаще и тем сильнее нападает она на тебя. И не только потому, что получает от совершения соответствующих ей деяний большую силу. Каждая страсть наша – инструмент, оружие, которое использует враг в борьбе против нас. А враг, видя, что нанесенный им удар достиг цели, попал точно в точку, никогда не останавливается, но продолжает наносить удары туда же – раз за разом. Такова его логика. Таково его обыкновение. Но есть и обратная закономерность: чем чаще мы противимся страсти, чем чаще не даем ей свободно действовать в нас, тем больше шансов на то, что не только она ослабеет, “истощится”, но и враг устанет по гордости своей трудиться напрасно, без результата, без награды. И хотя бы на какое-то время отступит – с этим искушением, по крайней мере.

Стрельба из палки

Иду по улице, пытаюсь расслышать своего собеседника по телефону, устал, голодный, ветер уносит куда-то в сторону то, что, в свою очередь, говорю я... И голова болит от очередной перемены в погоде. И тут совсем рядом раздается дикий рев - байкер на мотоцикле без глушителя решил исполнить какой-то номер, вроде езды на одном колесе. Чувствую, как меня моментально охватывает раздражение, словно и в головной боли, и в ветре, и в том, что я не слышу, что мне говорят по телефону, виноват исключительно этот незнакомый мне человек в коже и шлеме. И прежде, чем я успеваю как-то оценить это чувство, боковым зрением "схватываю" какое-то движение рядом с собой. Движимый, очевидно, тем же самым раздражением некий человечек бомжеватого вида вскидывает к плечу, словно автомат, палку, на которую опирался, и, матерясь, на чем свет стоит, "расстреливает" из нее байкера. Причем делает это на удивление четко и быстро. "Военный бывший, в горячих точках был",-мелькает первая мысль. А за ней вторая: "Как же мы с ним сейчас похожи! Только выгляжу я поприличней и палки у меня в руках нет". Смешно даже стало. Ну и стыдно, конечно...

Почему трудно оставаться равнодушным

Сегодня уже практически правилом хорошего тона стало смеяться над "Москвой - Третьим Римом", над "чувством собственной исключительности" русского человека, над "особым местом" России в мировой истории. Что ж... Чувство юмора вещь очень индивидуальная, одним смешно одно, другим другое, третьи вообще при разговорах на подобные темы не смеются, а плачут. Важнее реакции суть вопроса. А она такова: неоднократно в той же мировой истории Россия и ее действия оказывались неожиданными для прочих участников процесса и поворотными для текущей ситуации. Причем происходило это, несмотря на многочисленные и нерешенные внутренние проблемы собственно российской жизни: наличие этих проблем не мешало проявиться мощи и величия русского духа. И вот, кажется мне, что что бы ни говорили сегодня всевозможные шутники и насмешники, этой мощи и этого величия русский человек не лишился. Почему так остро и болезненно воспринимается - не только мною, но и многими достойными людьми - происходящее сейчас на Юго-Востоке? Думаю, именно по этой причине: среди хаоса, ужаса, безумия происходящего там очень отчетливо различаются - и мощь, и величие, и присущие русскому человеку мужество, соединенное с великодушием. И глядя на это, видя в этих событиях не просто некое АТО и даже не гражданскую войну, а нечто большее, трудно оставаться равнодушным. Мне вот представляется, что даже невозможно.

Такая боль...

Такая невыносимая боль наблюдать на расстоянии за происходящим на Юго-Востоке, видеть, как гибнут люди, как горстка ополченцев противостоит одновременно ВСУ, Нацгвардии и батальонам наемников и как подавляющее большинство наших соотечественников остается ко всему этому совершенно безучастными... Невольно вспоминаются слова преподобного Амвросия о том, что когда на одном конце деревни будут вешать, то на другом будут плясать: до нас, дескать, еще нескоро дойдут. А если о "глобальном", то... Политическая целесообразность, нормы международного права, экономические интересы, умение выжидать - все это, безусловно, имеет место быть. Но когда гибнут люди, родные нам по крови и по вере, когда по жилым кварталам работают гаубицы, разве не должно это все отступать на второй план? Должно. Но пока не отступает. Оттого и больно. И только молиться остается и уповать на то, что все в руках Божиих и чему судит Он быть, то и будет. Молиться... Молиться и за Игоря Ивановича Стрелкова с его единомышленниками, чтобы сохранил и укрепил их Господь, и о людях, которые пожелали свободы оставаться русскими и каждый день рискуют за это умереть, и о тех безумцах, которые развязали эту бойню - может станет им страшно (не говорю уже - совестно) и остановятся они?