igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

Categories:

Между Сциллой и Харибдой. Должен ли современный христианин быть успешным человеком.

Лично мне эта тема — уместности стремления к успеху современного христианина — представляется более чем актуальной. Христиане призваны к тому, чтобы быть не от мира сего, как и их Божественный Учитель (см.: Ин. 17, 16), однако между призванием и его достижением всегда пролегает немалая дистанция. Иногда она даже так и остается не преодоленной. И мир давит на нас, кроит на свой лад, деформирует при этом наше — христианское — сознание. Он полон всевозможных подмен, и веру нашу, ту истину, которая подлинно делает человека свободным от заблуждений, также постоянно старается подменить чем-то, лишь похожим на нее. Отсюда и вырастает такая парадоксальная, на первый взгляд, вещь: христианин сейчас определяется не тем, что сказано в Евангелии, а тем, как он Евангелие понимает или — хочет понимать.

Что до успеха и успешности, то это, пожалуй, ключевые моменты в сегодняшнем мире, некое подобие штампа, который прикладывается к человеку: «годен» или «негоден». Сложившемуся уже стереотипу трудно противостоять, противостоять в данном случае значит идти наперекор общему течению и в каком-то смысле даже здравому смыслу.

Поэтому мне кажется, что недостаточно просто определить: «успех — хорошо» или «успех — плохо». Вопрос гораздо глубже и сложней.

 

 

Успех кровожаден

Совершенно очевидно, что у успеха есть свои теневые стороны, свои подводные камни, о которые судно нашей жизни с легкостью может разбиться, а затем дать течь и, может быть, даже пойти ко дну. Причем это касается не только христиан с нашим «особым» мировосприятием и мировоззрением, а любого, даже самого «обыкновенного» индивидуума. Как часто можно видеть, насколько успех надмевает, наполняет человека тщеславием, заставляет думать о себе неизмеримо лучше, нежели о других. Чем выше уровень достигнутой успешности, тем выше и риск: успешный теряет чувство реальности окружающего мира, кажется себе неким полубогом из античной мифологии, жителем Олимпа, доступ на который открыт лишь крайне ограниченному количеству избранных. Почему в известной пословице (уходящей корнями в Священное Писание, а именно — в Псалтирь) «прошел огонь, и воду, и медные трубы» на последнем месте или иначе — в качестве последнего испытания — предлагаются именно медные трубы? — Потому что они символизируют славу, успех. И нередко тот, кто и в огне не сгорел, и в воде не утонул, и нищету пережил, и трудностей не убоялся, падает жертвой собственной удачи. Вы не видели людей, которые, пересев в более «высокое» кресло и заняв более обширный кабинет, переставали замечать тех, с кем трудились бок о бок в одной комнатушке еще вчера? Или проще сказать: превращались в изваяния, словно из бронзы отлитые, грозные и для простых смертных неприступные? О таких поразительных, на первый взгляд, изменениях очень точно писал в одном из своих «миссионерских писем» святитель Николай Сербский: «Кресло съело человека». Не было у вас друзей, которые, «выбившись в люди», постепенно уходили из вашей жизни или, наоборот, вычеркивали вас из своей? Можно, разумеется, сказать, что не были они в таком случае друзьями и нечего, дескать, расстраиваться, но факт остается фактом: они у нас были, а затем мы их потеряли. И если мы оцениваем жизнь в евангельских категориях, то очевидно, что хоть и плохо у нас от этого на душе, но с ними дело еще хуже обстоит, потому что по большому счету это они сами себя потеряли, их тоже что-то съело: если не кресло, так что-нибудь другое, а одним словом — успех. Ибо он кровожаден…

Можно ли на основании всего этого сказать, что успешность смертельно опасна, что любое соприкосновение с ней приводит к летальному исходу? Безусловно, нет. Можно лишь констатировать тот факт, что вышеперечисленные «угрозы успеха» реальны и что опыт свидетельствует: вполне уберечься от этих угроз удается немногим.

 

 

В гетто лучше?

Мне очень не нравится это страшное выражение — «православное гетто». Все в душе восстает, когда его слышу, такое оно оскорбительное для… православного слуха! И вместе с тем точнее не скажешь. Территориально его не существует, если не считать, впрочем, попыток организовать свои, православные же, поселения, только для тех, кто «не хочет принимать антихриста, ИНН, новые паспорта, участвовать в переписи населения и т.д.» (возможно, есть подобные поселения, организованные совсем на иных началах, но о них, к сожалению, не слышал). Скорее имеет место «сознание гетто». Православных в гетто насильно сегодня никто загнать не сможет, пока что — точно. Но некоторые из нас сами готовы в нем укрыться. И один из способов — именно бегство от успешности, как от чего-то, совершенно не совместимого с христианством. То есть принципиальный отказ от какой бы то ни было самореализации, от жизненного преуспеяния. Крайнее проявление этого отказа зачастую находит свое внешнее выражение либо в увольнении с работы, продаже квартиры в городе и переезде, скажем, в окрестности Дивеева, либо в нарочито неопрятном виде, поношенной, давно не стираной одежде и прочих «анахоретских» признаках. Более сдержанно этот же отказ выражается в занятии положения «серенькой мышки» — так это называют в миру. Оно не так уж и плохо, когда причина его смирение и глубокая внутренняя жизнь, соединенная с молитвенным подвигом. В таком случае оно и не есть уход от активной деятельности, скорее оно является предпочтением деятельности более высокой, ценной, хотя и незаметной для окружающих.

Но совсем другое дело, когда христианин избирает это положение, малодушно «сбегая» от упорного, кропотливого, подчас мучительного труда (в том числе и над самим собой), не желая болезненных столкновений с кем бы то ни было, боясь окружающего мира и его вызовов. Поступая так, христианин просто напросто бросает поле боя, становится дезертиром. И за кем это поле остается? Не за нами, не за Церковью Христовой, а по преимуществу за теми, кто явно или неявно, осознанно или неосознанно противостоит ей. Этого ли желал Христос, посылая Своих учеников в мир,— не для того, чтобы мир приобрести, а для того, чтобы не потерять тех, кто в этом мире может расслышать слово о Нем, слово о вечной жизни и спасении? Не все мы призваны к миссии апостольской, но присутствовать в мире как отличные от этого мира и от того, что в нем царит, и свидетельствовать тем самым о Христе собственной жизнью обязан каждый. В этом долг нашего «малого стада», в этом (может состоять) наш подвиг, и от него мы бежим в том числе, убегая от успеха в принципе, в чем бы он ни заключался.

 

 

Разберемся в терминологии

Получается — и успех опасен, и волевая неуспешность немногим лучше. А значит, налицо необходимость сделать весьма непростой выбор — между Сциллой и Харибдой, а точнее — необходимость проплыть между ними, счастливо избежав опасностей, подстерегающих как с одной, так и с другой стороны. Это нелегко, но существенную помощь здесь должны оказать определенные уточнения терминологического характера, призванные устранить вроде бы имеющее место противоречие — между успешностью и христианством.

Успех (и, безусловно, это ошибочно) очень часто понимают как достижение определенного положения — общественного, карьерного, финансового, социального и т.п. Как правило, именно это имеется в виду, когда о ком-то говорят: «он состоялся» или же небрежно бросают вслед такое противное, неизвестно зачем заимствованное из английского, «лузер». И к такому успеху христианин не то, чтобы не должен стремиться… Нет, ему этот вид или этот род понимания успеха не противопоказан решительно. Дело в другом: для верующего во Христа он не может являться не только главной целью (главная — совершенно иная: ищите прежде всего Царствия Божия… [ср.: Лк. 12, 31]), но даже и одной из целей жизни.

Достижение такого успеха возможно в некоторых случаях лишь любыми средствами, сопряжено с множеством внутренних компромиссов и измен — себе, своей вере, Христу. Следовательно, христианин, поставивший перед собой подобную цель — занять положение — в каких-то случаях оказывается вынужден от цели своей отказаться или же отказаться от гораздо более важного — христианской совести. По большей части жизнь ставит нас именно перед таким выбором. Бывает и по-другому: Господь Сам призывает нас к какому-то ответственному служению, поставляет на ту или иную ступень, наделяет властью, полномочиями, но это реже. И, как правило, человек, которого Господь так призывает, ни власти, ни какого-то особого положения на деле и не хочет, не стремится к нему, воспринимает как тяжкий крест.

Однако возможно и другое понимание успеха, не связанное напрямую с властью, честью, славой и тому подобными внешними атрибутами. Каждый из нас делает свое дело. Он может быть важным и не очень, ярким и незаметным, трудным и простым. Но — делом. И научиться делать его действительно хорошо — это и есть успех. И еще другой есть успех — стать настоящим человеком, тем, кого в советские времена называли людьми с большой буквы: цельным, сильным, мужественным, ответственным, добрым, умеющим по-настоящему любить и дарить свое тепло тем, кто в нем нуждается. Знающим, что такое долг и верность. И еще есть успех… Тот, о котором многие уже говорили выше: быть хорошим христианином, не по имени только, но и по делам, и по самой жизни своей.

Вот, пожалуй, три вида успеха, к которым призван каждый из нас. К такому успеху не только нет греха стремиться, скорее, грех в том, чтобы им пренебрегать. А все прочее — внешнее, «по должности», « по положению», «по славе» — пусть внешним и остается. Наделит им Господь — во славу Его использовать постараемся. Не наделит — поблагодарим за то, что избавил от искушения.

Вот, пожалуй, три вида успеха, к которым призван каждый из нас. К такому успеху не только нет греха стремиться, скорее, грех в том, чтобы им пренебрегать. А все прочее — внешнее, «по должности», « по положению», «по славе» — пусть внешним и остается. Наделит им Господь — во славу Его использовать постараемся. Не наделит — поблагодарим за то, что избавил от искушения.

Tags: гетто, современный христианин, успех
Subscribe

  • Будет гнаться всю жизнь...

    "Милость Твоя, Господи, поженет мя вся дни живота моего" (Пс. 22, 6) - какие же это утешительные, вселяющие в сердце безусловную надежду на помощь и…

  • Почему я не молюсь так всегда?..

    Когда в комнате темно, мы раздвигаемся шторы, и солнечный свет проникает внутрь, наполняя собой пространство, утешая, радуя, согревая. Мы не видели…

  • О воле Божией

    Как узнать, что угодно Богу от тебя? Прежде всего – стремиться к тому, чтобы жить по воле Божией, стремиться всем сердцем. Но, кроме того, быть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments

  • Будет гнаться всю жизнь...

    "Милость Твоя, Господи, поженет мя вся дни живота моего" (Пс. 22, 6) - какие же это утешительные, вселяющие в сердце безусловную надежду на помощь и…

  • Почему я не молюсь так всегда?..

    Когда в комнате темно, мы раздвигаемся шторы, и солнечный свет проникает внутрь, наполняя собой пространство, утешая, радуя, согревая. Мы не видели…

  • О воле Божией

    Как узнать, что угодно Богу от тебя? Прежде всего – стремиться к тому, чтобы жить по воле Божией, стремиться всем сердцем. Но, кроме того, быть…