igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

Categories:

«Храм Спаса на детсаде»: стоит ли возвращать церковную недвижимость?

В издательстве Саратовской митрополии вышла книга «О Церкви без предубеждения. Беседы со светским журналистом». Имена ее авторов хорошо знакомы читателям портала Православие.Ru. Это игумен Нектарий (Морозов) и Елена Балаян. Ниже мы публикуем главу из этой книги, посвященную столь волнительной для многих теме — теме церковной недвижимости.

— Давайте начнем с простого вопроса. Зачем вообще Церкви нужна недвижимость? Ведь она проповедует нестяжание…


— Когда мы получаем какой-то объект церковной недвижимости, в девяноста случаях из ста (а то и во всех ста) речь идет о храмах, которые попадают к нам в разрушенном или полуразрушенном состоянии. И эти, так сказать, «объекты» недвижимости требуют вложения колоссальных средств, которых у нас нет и которые добываются примерно так же, как варится каша из топора,— мучительно, долго и не всегда с успехом. Вот, скажем, мы в Саратове недавно судились со спортивным клубом, который в течение многих лет размещался в приватизированном им храме, который уже на храм не похож. Этот судебный процесс закончился в пользу Церкви, потому что приватизация была проведена с нарушением законов, и нам это здание отдали. В каком состоянии — вопрос риторический. И священник, которому там придется служить и заниматься восстановлением этого храма, поседеет и, может быть, даже в могилу сойдет, не увидев завершения своих трудов. Можно ли это считать той недвижимостью, которая приносит капитал? Вот такой «недвижимости» у нас по всей России огромное количество.

— А если это здание не разрушенное, если оно занято какими-то коммерческими или государственными структурами? Что тогда делать с людьми — выгонять на улицу?

— Выгонять никого не надо. На самом деле это вопрос достаточно сложный: всегда ли мы должны претендовать на возвращение церковной недвижимости? Если это бывший храм,— да, должны, потому что место, где совершалась Литургия, не должно оскверняться какой-то мирской деятельностью. Есть в «Луге духовном» такой замечательный пример: некий инок шел по пустыне, набрел на пещеру и захотел в ней укрыться от солнца. И видит в пещере Ангела и вопрошает его: «Что делаешь ты здесь?». И Ангел отвечает ему: «Здесь некогда был храм, и с тех пор я пребываю в алтаре этого храма». И если на месте алтаря сегодня чей-то кабинет, а то и туалет, как это порой бывает, то, безусловно, это должно быть исправлено. Претендовать на возвращение вообще всех объектов мы не можем. Если в помещении монастырского строения размещена больница, то Церковь не станет настаивать на возвращении этого здания, пока государство не найдет что-то подходящее взамен. Если говорить о Саратове, то примеров, когда Церкви возвращают храмовое здание, занятое больницей, а взамен ничего не предоставляют,— этого в нашем городе нет…

— Да нет, один пример все же известен — здание хозрасчетной поликлиники. Это было медицинское учреждение, которое хорошо зарекомендовало себя на протяжении многих лет. А сейчас там Крестовоздвиженский храм, и когда здание передавалось Церкви, то никакого помещения взамен поликлинике предоставлено не было и ее просто пришлось закрыть. Люди возмущались, но услышаны не были. Не из таких ли ситуаций складывается недоверие к Церкви и соответствующее отношение к ней?

— А поликлиника принадлежала государству или же это была какая-то частная структура? Насколько я понимаю, все-таки частная. Представьте ситуацию: Вы живете в квартире, которая Вам принадлежит. И у Вас ее кто-то властный отнимает и выселяет из нее, а потом квартира перепродается один раз, второй, третий… И вот приходите Вы и говорите: «Я здесь жила и хочу сюда вернуться». А в ответ говорят: «Было ваше — стало наше»…


— Понятно, что положение сложное, но есть такие пласты истории и такие обстоятельства, которые невозможно подвести под приведенный Вами шаблон. Например, в Саратове существует стадион «Динамо». Мы знаем, что раньше на его месте был храм в честь святого благоверного князя Александра Невского и что там также покоится прах священников. С одной стороны, ситуация дикая, потому что кататься на коньках по могилам — это абсурд. С другой — нельзя же взять и закрыть один из немногих действующих в городе стадионов, лишив людей возможности хоть как-то заниматься спортом и отдыхать? Очевидно же, что социальный взрыв в этом случае обеспечен…


— А разве мы говорим о необходимости закрыть стадион и восстановить храм, при этом не обеспечив городу другого подобного стадиона? Дело в том, что этот вопрос может решиться только в том случае, если мы найдем такую степень взаимопонимания с властью, что власть согласится воссоздать такой же стадион где-то в другой части города.

— А вот вам история, озвученная на всю страну: это ситуация вокруг детского сада Московской фабрики «Рот-Фронт». До революции заводская территория принадлежала московскому Спасо-Преображенскому храму на Болвановке. В начале 30-х годов прошлого века храм закрыли, территорию передали фабрике. Как сказал настоятель храма священник Николай Кречетов, перевод детского сада в другое здание был предусмотрен постановлением Правительства Москвы от 1997 года, однако его так и не выполнили, садик не переехал. Власть не реализовала данные Церкви обязательства. И хотя детям пойти фактически некуда, Патриарх по-прежнему призывает вернуть здание Церкви. В итоге в ряде СМИ появились провокационные заголовки: «Храм Спаса на детсаде». Как Вы относитесь к этому?

— Здесь налицо некое передергивание, причем злонамеренное и очень недобросовестное. Разве Патриарх призывает к тому, чтобы был осуществлен захват детского сада? Нет, он не призывает к этому. Он говорит о том, что необходимо бороться за возвращение принадлежащего Церкви храма и земли под храмом — что в этом противоестественного? Но, призывая к этому, он совершенно естественным образом призывает и власть выполнить данные ею обязательства. Вы думаете, существует какой-то способ выведения детсада из занимаемого им сейчас помещения, кроме как законный? Нет, не существует. И выехать он оттуда сможет только в том случае, если ему будет предоставлено альтернативное помещение. то есть «вытеснить» в данном случае детский сад на улицу Церковь, даже если захочет, не сможет. Но такого желания у Церкви и нет. Речь идет о борьбе в рамках правового поля, без нарушений законности и без ущемления интересов детей. А спекулировать можно практически на любой ситуации.

— Но я могу привести и другой пример. Здание в самом центре нашего города: до недавнего времени там находился Центр народного творчества, которому пришлось переехать на окраину, потому что здание передали епархии и сейчас там находится семинария. Людей на улице не оставили, но понятно, что замена не равноценная: центр и окраина — разные вещи. Вряд ли у этих людей в итоге такого переезда сформировалось положительное отношение к Церкви, Вы не находите?

— А почему не могла власть — городская, областная — предоставить этому Центру народного творчества адекватную площадь? Понимаете, дело в том, что Церковь — это не то, что существует само для себя: мы существуем для тех людей, которые приходят в наши храмы. Мы видим, что у нас не хватает священников, для того чтобы принимать, окормлять людей, которые идут в храм ради спасения своей души, семьи, детей, со своей болью, со своей бедой, и нам где-то необходимо этих будущих священников растить — обучить и готовить ко служению. Где прикажете это делать — на улице? И вот выбор: с одной стороны, священники, через которых спасутся сотни, тысячи людей, в храм приходящих, с другой — Центр народного творчества. И в данном случае мы берем на себя смелость, если власть идет нам навстречу, от этого не отказываться, ибо знаем и понимаем важность того, ради чего мы это делаем. А скольких людей спасет Центр народного творчества? Не уверен, что столько, сколько хотя бы один священник.

— Но проблема в том, что спасение нужно далеко не всем. Возможно, что кому-то, чтобы чувствовать себя счастливым, вполне достаточно и Центра народного творчества. И опасность здесь видится в том, что, выселяя те или иные учреждения, Церковь вольно или невольно вбивает в общество клин, разделяя людей, сея между ними вражду и неприязнь, не говоря уже о потерях в своем собственном имидже. Получается спасение одних за счет ущемления прав других. Вряд ли этот путь можно назвать перспективным. Есть ли способ как-то избежать подобных ситуаций?

— К сожалению, это трудноразрешимое противоречие. Есть ситуации, когда мы можем однозначно отказаться и отойти в сторону. А есть случаи, когда это просто невозможно. Если же говорить о позиции власти в подобных вопросах, можно, к сожалению, привести массу примеров, когда власть не выполняет взятых на себя обязательств,— и это происходит не только в случаях с Церковью. Что же до общественного возмущения, то задам встречный вопрос: почему никто сегодня не возмущается тем, что у Церкви во время !оно все это было отобрано?

— Потому, видимо, что все это было давно, и еще потому, что для многих людей Церковь не представляет никакой ценности. Скорее наоборот, они считают ее существование в современном светском обществе странной и досадной ошибкой. А зачем «ошибке» отдавать недвижимость?

— А как нам быть с теми людьми, которые приходят в храмы? Рассуждая таким образом, можно причислить их к людям «второго сорта» и спокойно нарушать их права? А как же с толерантностью по отношению к ним? Почему, откуда такой экстремизм? И что значит «давно»? Если у Вас появилась возможность вернуть что-то дорогое для Вас, но грубо отнятое и переданное беззаконно другому, разве Вы откажетесь от этой возможности? Разве Вам не захочется справедливости?.. Например, когда Вас незаконно выселили из Вашего жилья, есть для Вас разница, когда это произошло: год, пять лет или семьдесят лет назад? В случае с Вашей квартирой Вы понимаете, что попраны Ваши права и для Вас очевидно, что при любом сроке давности совершенного беззакония права на нее должны принадлежать Вам. Но как только мы переходим к разговору о Церкви, это понимание исчезает.

Сегодняшняя власть не появилась откуда-то из небытия, она объявила себя до известной степени правопреемницей той власти, которая была в нашей стране на протяжении семидесяти лет. А когда власть берет себе права, то она обязательно принимает на себя и обязательства. В том числе разобраться с тем, что в стране на протяжении всего этого времени происходило. Мы получаем назад храмы, но в каком состоянии? В том, в каком их у нас отбирали? Нет, очень часто мы получаем их руины. И мы изыскиваем средства, чтобы эти храмы восстановить,— не бюджетные средства, потому что никто их на это не выделяет, кроме редких случаев, когда речь идет о памятниках архитектуры.

— Но было бы странно, если бы при вечном дефиците бюджета государство выделяло деньги еще и на восстановление храмов. В нашей стране власть далеко не всегда исполняет свои обязанности по отношению к простым гражданам. Почему же она должна исполнять их по отношению к Церкви?

— Вместе с тем она порой исполняет их, когда речь идет об историческом наследии. Давайте посмотрим на город Санкт-Петербург, который был замечательно приведен в порядок. Посмотрим на памятники культуры в Москве и в некоторых других регионах, где они тоже реставрируются. И слава Богу, что это так. Но почему же храмы, которые тоже являются памятниками нашей истории, должны выпадать из этого списка? Не должны. И тем не менее 90–95 процентов храмов мы реставрируем за счет тех небюджетных средств, которые удается с помощью Божией добыть. Но мы на это не ропщем. Так почему же надо нас осуждать, когда мы настаиваем на возвращении Церкви — а не одному человеку, не какому-то коммерсанту от Церкви — того, что принадлежало испокон веку ей, православным людям России, именно тем людям, которые в нее ходят? Почему в этом их права должны по-прежнему ущемляться? А ведь православных во много раз больше, чем представителей секс-меньшинств, чьи права порой так ревностно защищаются… Не хватит ли семидесятилетних гонений и лишений?
Источник: Православие.Ru
Tags: презентация книги
Subscribe

  • Любовь и кризис

    Встреча с читателями в онлайн-формате. Видео.

  • И снова - разговор о любви

    Большая часть книжных презентаций проходила у меня в культурном центре "Покровские ворота" в удивительной теплой, дружественной атмосфере, за что я…

  • Текст о презентации на Милосердие.ру

    Простые тайны Православия | Милосердие.ru Что думает священник о нас, мирянах? О чем не скажет на исповеди (или скажет)? Новая книга игумена…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments