?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Для современного человека можно найти много определений, свидетельствующих о его характерных признаках. И каждое из них поможет хотя бы отчасти понять его. Или, точнее, самого себя. Но сейчас, при взгляде на икону Рождества Христова, мне на ум приходит одно, чудно звучащее, но от того не менее верное: «человек защищающийся».


Жизнь полна самых различных угроз. Хорошую работу трудно найти и очень легко потерять — из-за предвзятости начальника, зависти и недоброжелательства коллег, просто из-за сокращения штата. Так же легко оказаться обманутым — при заключении сделки, продаже квартиры, покупке туристической путевки. Переходя дорогу или садясь за руль, ты не знаешь, не несется ли тебе навстречу либо наперерез очередной ускользнувший из рук сотрудников ГИБДД смертник с зашкаливающим содержанием алкоголя в крови. И когда эти же самые сотрудники ГИБДД останавливают тебя, ты тоже не можешь быть уверен в том, что сейчас тебе не расскажут о тебе же самом того, что далеко от истины, но близко к лишению прав. А если ты ездишь не на личном автотранспорте, а на метро, то вагон легко может стать для тебя местом схватки — дай Бог, чтобы не последней, как для некоторых.

Жизнь неслучайно полна этих угроз. Она неблагополучна и оттого так агрессивна. И приходится жить в состоянии готовности к этой агрессии, приходится защищаться. Этот «синдром защиты» здорово меняет нас и наше отношение к реальности. То, чего бы мы не позволили себе ни в каком другом случае, становится возможным, если мы защищаемся. Готовые дать, кому бы то ни было, отпор, мы живем в непрестанном напряжении. И беда тут не в том, что мы от этого устаем, мы — меняемся. Становимся либо слабее и малодушней, либо, наоборот, жестче и холодней. И жестче и холодней становится наше сердце. Оно закрывается — от угрожающей жизни, от угрожающих людей и от не угрожающего Бога…

Я думаю об этом, глядя на икону с изображением Богомладенца, потому что меня вдруг поражает то, насколько Он беззащитен. Не по природе, не по существу Своему, а по произволению.

Мы боимся зачастую того, что может быть и чего на самом деле нет.

А Он знает все — и в мире, и в сердце каждого человека, до последней, сокровеннейшей глубины.

Он знает, за что и до какой степени возненавидит Его мир и люди, этому миру всецело преданные.

Он знает, как Его будут гнать, преследовать, знает, что Его предадут смерти — мучительной и страшной.

И все равно решается придти в этот мир. Стать Младенцем, слабым, немощным, таким уязвимым, хрупким, таким беззащитным. Беззащитным бесконечно. Потому что в конце концов не останется никакой защиты, никакого покрова и «дванадесять легионов ангелов» (Мф. 26, 53) не придут Ему на помощь, и Он скажет в последние мгновения Своей земной жизни: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил!» (Мф. 27, 46).

Зачем эта беззащитность — такая всецелая и оттого пугающая, которой совсем не хочется подражать, от которой скорее есть желание зажмуриться и не видеть ее? Какова ее цель? Ведь она должна быть…

И она есть.

Если бы Господь защищался, то эта защита встала бы между Ним и Его творением — какова бы она ни была: те самые ангельские легионы или «огонь с небес», которого требовали Его ученики (см.: Лк. 9, 54), или просто — Его всемогущество, Его непреодолимая сила. А Он не хотел полагать препятствий Своей любви — никаких. Поэтому и зашел в ней так далеко, как зайти мог лишь Бог.

Я снова смотрю на икону Рождества и понимаю: как бы ни было страшно в этой жизни, как бы ни хотелось быть сильным и защищенным, лишь тогда ты сможешь приблизиться к Богу, когда решишься на беззащитность.

И чем беззащитней будешь — этим, волевым, решением,— тем ближе ко Христу, тем меньше препятствий останется между Ним и тобой. Тех препятствий, из которых главное — твое ожесточенное и вечно защищающееся сердце. Отказаться от всех «опор», «защит», уподобиться листку на водной поверхности, который течение несет, куда ему угодно,— течение воли Божией. От всего упраздниться в надежде на Него одного. Это трудно, это даже кажется невозможным…

И было бы невозможным, если бы Он не пришел к нам и не показал — как это может и как должно быть. Но Он и пришел, и показал, и того же ждет от Своих учеников, чтобы хотя бы в нас пресеклась, распалась цепь той вражды, которая непрестанно сотрясает человечество, чтобы хотя бы мы оказались орудиями мира и любви здесь, на земле.

…Когда ты беззащитен ради Христа, тогда ты похож на Него. Ты родной Ему. Ты — словно младенец на руках у Того, Кто стал когда-то Младенцем ради тебя…

Comments

( 20 comments — Leave a comment )
dolorez06
Jan. 6th, 2013 12:45 pm (UTC)
А как же быть с "не мир, но меч"?
"Читай это так:"Не для того Я пришел, чтобы помирить истину и ложь, мудрость и глупость, добро и зло, правду и насилие, нравственность и скотство, целомудрие и разврат, Бога и маммону; нет, Я принес меч, чтобы отсечь и отделить одно от другого, чтобы не было смешения".(св.Н.Сербский)
посему не младенцы должны быть христиане, а мужами, ведь Младенец то вырос, умер и Воскрес...а мы все никак с детством не расстаемся....
igumen_nektariy
Jan. 6th, 2013 01:18 pm (UTC)
Мужами по образу Христову, младенствующими, по выражению апостола, "не умом, но злобою", приер чего мы видим в святых. И в том числе в первомученике и архидиаконе Стефане, принижавшем мучительную смерть с теми же словами: "Прости им, не ведают бо, что творят..." И с той же беззащитностью и безропотностью.
dolorez06
Jan. 6th, 2013 01:34 pm (UTC)
Получается, что Вы призываете, нас простых смертных, к
мученничеству? С безропотностью терпеть к примеру произвол работников ЖКХ? Или смиренно подставлять как минимум ноги в метро, чтоб их обтоптали? Или работать в офисе за символическую плату, считая при этом, что чиновники, работодатели, уличные хамы не ведают что творят?
Но почему тогда проповедь Толстого о непротивлении злу насилием не возымела успеха? Только ли потому, что его повергли анафеме?
sapajja
Jan. 6th, 2013 02:44 pm (UTC)
Dolorez 06, так ведь Господь не воспретил нам избирать благое и вообще поступать разумно - зачем "подставлять" ноги, зачем идти в тот офис, где ничего практически не платят... Мне кажется, доверие Богу не стоит путать с юродством ("юродствовать" подобным образом как раз - легче, особенно обижаясь при этом на весь мир).

Edited at 2013-01-06 02:46 pm (UTC)
igumen_nektariy
Jan. 6th, 2013 04:04 pm (UTC)
Вы на меня не сердитесь, но то, во что Вы обращаете мои слова, очень похоже на известную пословицу: "Заставь..., а он и лоб расшибет". Мы ведь с Вами не такие все-таки, правда? Мы понимаем, где граница между добродетелью и безумием? И разницу между христианством и толстовством - тоже.
И еще понимаем, что все христиане - простые смертные, которые обессмертились лишь благодаря следованию за Христом.
Elena Zubova
Jan. 7th, 2013 03:35 pm (UTC)
О границе между добродетелью и безумием
Были ли мученики нормальными людьми или психами? Вот, например, житие Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. София была богатой итальянской христианкой и дочерей воспитывала в духе верности Христу. О их вере тогдашний император узнал по чьему-то доносу, потому что София (и, очевидно, ее дочери 12, 10 и 9 лет) ее «не скрывала». А собственно, зачем ей нужно было это афишировать? По житию, император самолично устраивал истязания девочек — по-видимому, ему было важно, чтобы христианская зараза не распространялась среди знати — так почему София не молчала в тряпочку, да еще и «радостно поощряла» детей умереть за Христа? Дочки подросли бы, вышли бы замуж, были бы у нее и внучата... Вместо богатой и счастливой жизни, все трое умучены, а сама София умерла на их могиле. Что же в этом было такого мудрого? Почему, словно в насмешку, эта святая носит такое имя?

Мудрым был скорее Ярослав, сын Владимира Святославовича. Ведь разумно было драться со Святополком Окаянным, а отнюдь не сложить ручки (и ножки) и дожидаться, когда старший брат тебя убьет, что сделали и Борис, и Глеб. Особенно глупо поступил Борис — при нем вообще была дружина отца. А Глеб мог попробовать хотя бы убежать, как Святослав (правда, у того убежать почему-то не очень получилось — бегал плохо...). Почему же они святые? И почему эти «толстовцы» были самыми любимыми святыми в древней Руси?

Но самый интересный вопрос: что было бы, если бы все христиане вели бы себя не как христиане, а разумно, как все остальные :-)?
igumen_nektariy
Jan. 8th, 2013 06:44 am (UTC)
Re: О границе между добродетелью и безумием
Вы в жесткую форму облекали свой ответ... Но по существу все верно. Апостол Павел как раз и говорит о том, что мудрость мира - безумие для Бога. Но точно так же и желающий угодить Христу кажется этому миру безумным.
tussilev
Jan. 15th, 2013 07:46 am (UTC)
Re: О границе между добродетелью и безумием
Я Вам еще более близкий пример приведу - жизнь великого хирурга Валентина Феиксовича Войно-Ясенецкого, епископа Луки. С марта 1917 года ( то есть, уже после революции)он был главным врачом городской больницы в Ташкенте, имя его, доктора медицины, профессора, было хорошо известно в медицинском мире. Мог бы "пересидеть", заниматься своим делом, таким нужным во все времена. А он в 1921-м году - рукоположен. И ходил в больницу в рясе и с наперсным крестом. Зачем? Такие страшные времена наступили! Лечил бы просто людей - так нет! Сначала - диакон, вскоре - священник. В 1923-м году он уже епископ и через неделю после хиротонии арестован. Прошёл по этапу Ташкент — Москва — Енисейск — Туруханск — деревня Плахино (между Игаркой и Дудинкой, в мороз до минус 50). В январе 1926-го вернулся в Ташкент после ссылки,но через три с небольшим года был снова арестован и выслан в Архангельск. Освобождён в мае 1933 года, через год провел такую блестящую операцию бывшему личному секретарю Ленина, что ему было предложено возглавить Сталинабадский НИИ, но епископ Лука ответил, что согласится только в случае восстановления городского храма. В 1937 году арестован в третий раз. Прошел все круги ада, 11 лет жесточайшего заключения, потерял здоровье, и в конце концов, уже тогда, когда мог работать свободно - зрение. Зачем он вступил на этот путь, успешный врач, талантливый хирург, отец четверых детей, которые остались на чужих руках и большую часть жизни преследовались за свое происхождение? "Человеческого " ответа на это нет. Есть только христианский - исповедничество веры. Кстати, в юности , будущий епископ Лука, отец котрого был католиком, а мать - православной, увлекался толстовством, но лишь до тех пор, пока не прочел книгу Толстого "В чем моя вера?". «Я сразу понял, что Толстой — еретик, весьма далекий от подлинного христианства. Правильное представление о Христовом учении я незадолго до этого вынес из усердного чтения всего Нового Завета, который, по доброму старому обычаю, я получил от директора гимназии при вручении мне аттестата зрелости как напутствие в жизнь" - так писал он сам.
(Anonymous)
Jan. 6th, 2013 01:16 pm (UTC)
галина
Наверное чтобы быть беззащитным ради Христа надо доверять Ему больше чем себе .
igumen_nektariy
Jan. 6th, 2013 01:19 pm (UTC)
Re: галина
Конечно.
lydmilar
Jan. 6th, 2013 02:20 pm (UTC)
Есть ли сейчас в современном мире такие,как отче Авраам,который готов был по воле Божьей принести в жертву своего сына?
igumen_nektariy
Jan. 6th, 2013 04:00 pm (UTC)
Я думаю, есть.
khelgi
Jan. 6th, 2013 06:04 pm (UTC)
Всякий раз приятно удивляюсь тому, какие точные и простые слова Вы находите в своих записях.
Спасибо и с наступающим Вас Рождеством Христовым!
yekaterina_k
Jan. 6th, 2013 08:44 pm (UTC)
С Рождеством Христовым!

igumen_nektariy
Jan. 7th, 2013 02:21 am (UTC)
Спасибо! С Рождеством!
nataly_lj
Jan. 7th, 2013 01:11 pm (UTC)
Где-то говорилось, что пещера, в которой родился Спаситель символизирует человеческое сердце.Христос рождается в темной, мрачной , холодной пещере нашего сердца и своим присутствием освящает, преображает, согревает ее.
С Праздником светлого Рождества!
sergio63
Jan. 7th, 2013 05:09 pm (UTC)
Церковь это собрание верующих, и каждый верующий христианин обязан защищать те Святыни,которые дарованы Господом свыше, а именно своих братьев, свою Веру, свою Родину все, что дорого тебе в этом Мире.. Разве удел христианина быть беспомощным? Разве беспомощен был Иисус терпя великие муки? Разве беспомощными были христианские мученики? Разве беззащитность а не великая сила любви к Богу и людям творят добро на Земле, делают этот Мир прекрасней?
С Праздником Рождества Христова!
igumen_nektariy
Jan. 8th, 2013 06:49 am (UTC)
А Вы постарайтесь понять разницу между словами "беспомощный" (это можно сказать об инвалиде, к примеру) и "беззащитный ради Христа" (это о том, кто отказался от защиты, уповая лишь на Бога). Чтобы было яснее, приведу пример такой беззащитности: преподобный Серафим Саровсий, который опускает топор, который был у него в руках, и дает себя изувечить. Или те же Борис и Глеб, святые князья страстотерпцы, уже помянутые здесь. Или мученик Андрей Стратилат, обдавшийся ворует язычников и позволивший убить его самого и всю его обратившуюся ко Христу дружину. Читайте жития святых, из них можно много узнать о христианстве, можно даже с удивлением обнаружить, что оно очень сильно отличается от наших "современных" о нем представлений.
nataly_lj
Jan. 8th, 2013 07:48 am (UTC)
Простите батюшка, но Христос никогда не был беззащитным. Когда он родился, то в руках Своих держал всю Вселенную. Шел на смерть и крестные страдания не потому, что был беззащитным, а потому,что пришло время, по Своей воле, поскольку до конца был послушным Отцу.

Edited at 2013-01-08 08:04 am (UTC)
igumen_nektariy
Jan. 8th, 2013 08:54 am (UTC)
Вы меня тоже простите, но очень много значит культура чтения, работы с текстом, а более того - культура общения с человеком: уважение к собеседнику предполагает внимание к сказанному им (или написанному). Вот и в данном случае: "Я думаю об этом, глядя на икону с изображением Богомладенца, потому что меня вдруг поражает то, насколько Он беззащитен. Не по природе, не по существу Своему, а по произволению". Вы знаете смысл слова "по произволению"? По произволению означает - по собственной воле. С чем Вы в данном случае полемизируете?
( 20 comments — Leave a comment )

Profile

igumen_nektariy
igumen_nektariy

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner