igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

Categories:

Политика на уровне… личности

Идея, или принцип, власти присутствует в мире с самого момента его возникновения. Это прежде всего та иерархия, которую первоначально установил Творец в созданной Им вселенной. Человек был предназначен, создан для власти — как сотворенный по образу и подобию Сотворившего, поставленный царем и повелителем над всей земной тварью. Именно здесь — в первоначально установленном Господом порядке — мы можем найти ответ на вопрос: каковы природа, характер той власти, что в прямом смысле этого слова от Бога, или, что то же, каково христианское отношение к ней, христианское ее понимание.

Власть предполагает прежде всего… ответственность, долг и служение.

Однако в сегодняшнем обществе мы видим совсем иной принцип подхода к власти: она воспринимается в первую (а зачастую и единственную) очередь как возможность. «Возможность» трактуется в данном случае предельно широко: жить в свое удовольствие, реализовать свои амбиции, компенсировать детские комплексы. А вообще говоря — иметь наилучшие условия для удовлетворения своих страстей — как грубых и постыдных, так и утонченно «благородных».

И если мы хотим иметь четкие критерии для того, чтобы различить, кто есть кто во власти, то вот они: «отвечает» политик или — «пользуется». Понять, с чем мы имеем дело в действительности, не так уж и сложно: сама жизнь, ее качество свидетельствуют об этом с непреложной очевидностью.

Но четкие критерии нужны нам не только для выяснения, хороши стоящие над нами правители или плохи. Они необходимы в еще большей степени для того, чтобы мы поняли свое собственное место, позицию по отношению к власти или же — свое место в ней.

Власть есть и будет существовать всегда, пока не прекратит свое существование мир, — за исключением тех моментов, когда ее сменяет на какое-то время анархия. Но это долго не длится. Анархия — лишь способ захвата власти, причем чаще всего — для установления впоследствии диктатуры. Власть — некий постоянно присутствующий фактор нашего бытия. Надо, впрочем, сделать определенное уточнение. Властью может быть для нас наш начальник, руководитель, работодатель, декан или ректор и т. д. и т. п. Однако обычно, когда мы говорим слово «власть», то имеем в виду тех, кто правит страной — от самых высших эшелонов до нижних, до «земли».

И вот эта самая власть — политическая — чаще всего глубоко несовершенна. Это факт, опытно подтверждаемая данность. Можно говорить о том, что история знала хороших, разумных, даже праведных властителей. Но большинство не выдерживало испытания властью, было развращено ею. Еще сильней развращает борьба за власть. Или (что, в общем, то же) — те компромиссы с собственной совестью, на которые человек идет для того, чтобы в этой борьбе не проиграть, чтобы получить возможность принимать в ней участие.

Это данность, которую не имеет даже смысла обсуждать — так же, как не имеет смысла обсуждать погоду, дождь, снег, жару, хотя мы зачастую это и делаем. Мы обсуждаем — и погоду, и власть, — но вынуждены при этом констатировать, что как первая не зависит от нас, так и в отношении второй мы, как правило, тоже остаемся бессильны. Впрочем, если от дел наших что-то и зависит, то от разговоров — практически ничего. Говорить о власти оправданно, пожалуй, лишь для того, чтобы «свериться» с собеседником: одни ли у нас ориентиры, одинаково ли мы смотрим на жизнь, на мир, на людей и, как следствие, на политику. Ну и порой — чтобы что-то уяснить для себя. Иначе такой разговор — не более чем выпускание пара.

Однако сейчас, в связи с выборами, всколыхнувшими большую часть российского общества, стал актуален разговор о другом: надо ли активно участвовать в политической жизни, в борьбе за власть или борьбе против власти. Не думать и не дискутировать об этом трудно: слишком все живо, слишком касается и каждого из нас по отдельности, и судьбы народа и Отечества в целом. И как сидеть сложа руки в такой ситуации, как оставаться пассивным? Ведь надо же что-то делать! Делать надо. Только еще прежде необходимо разобраться — что. Что в действительности принесет пользу и людям, нам дорогим, и народу, и стране и что не окажется несовместимым со званием христианским.

Участие в политической жизни — абстрактно, вне рамок какого-то уже существующего политического движения, блока невозможно (если, конечно, это движение или блок самим не создать). Значит, чтобы участвовать, надо во что-то встроиться — во что-то, что представляется несовершенным и зачастую прямо несостоятельным и потому встраивание фактически исключает. Целесообразно, оправданно ли это? Ведь получается, что, желая что-то изменить к лучшему, рискуешь оказаться элементом чужой, до конца непонятной тебе игры, рискуешь потратить время и силы впустую, а потом уйти с чувством глубочайшего разочарования оттого, что работал не на народ, а на «того дядю», на которого работать на самом деле ни в коем случае не хотел.

Бороться ли против власти… Кажется иногда — куда без этого, когда она такая… не такая, в общем, как хотелось бы. Но любая борьба против, если только это не борьба против каких-то иноземных интервентов, рискует привести к еще большим разрушениям и вреду. Власть нехороша? Объявляешь ей войну и спустя какое-то время видишь, что в том числе и твоими усилиями воцарилась власть новая — худшая, которая первоначально самую борьбу и инициировала, а ты в нее просто замешался, думая, что это ты сам, по своей воле. Круг какой-то замкнутый…

Ну а если самому — во власть? Если не передоверять свою судьбу другим, если сделать этот выбор и стать политиком? Это непросто. Нужен «вход», нужен «лифт», на котором можно подняться вверх, без него никак. Делать это целью жизни, все ставить ради этого на кон? Оправдан ли, осмыслен ли такой выбор? Вряд ли. Слишком велика вероятность проиграться, потратить те же время, силы, способности и ничего не добиться в игре, так часто просто напоминающей какую-то рулетку. И еще есть вероятность — что заиграешься и потеряешь понимание того, зачем ты в эту игру зашел, какова была твоя цель. Просто станешь одним из игроков, играющих, потому что играют.

Мое, может быть, субъективное, но тем не менее священническое мнение: политикой оправданно заниматься тогда, когда, по слову преподобного Варсануфия Великого, ты из самой жизни познал волю Божию об этом, когда Господь Сам повел тебя по этой стезе, когда все «само» сложилось. А в противном случае — суета сует и томление духа (ср.: Еккл. 1, 14).

Власть и вправду — страшное, неудобоносимое бремя. Всем должно быть понятно, что политик часто оказывается ответственным за беды и несчастья людские и даже искренне полагая, что творит добро, творит самое настоящее зло. Ведь он всего лишь навсего человек… Но ведь есть и другая сторона ответственности, более понятная человеку, смотрящему на власть с точки зрения христианской. Власть может уцеломудривать, а может развращать, может созидать, а может разрушать, может соединять, а может разобщать. Может спасать, а может и губить — не только телесно, но и духовно — сотни тысяч, миллионы людей.

Она — дело поистине страшное, и не надо искать ее, чтобы не найти вместе с тем и собственной погибели — если только Господь Сам тебя не изберет. А как же все? Это дело всех, а погибает или спасается каждый в одиночку, хоть и рядом с другими.

Но и для тех, кто сам не стремится к власти, и для тех, кто ищет ее, но не преуспевает в этом искании, общим становится всячески ее критиковать и ругать. Подчас — просто изнемогая от того, какая она. Ругают власть воинствующие атеисты, ругают люди, к религии индифферентные, ругают верующие. А у последних, то есть у нас, прав и оснований для этого на самом деле нет.

Мне вспомнился недавно пример из древнего патерика — о том, как в город, где люди жили беззаконно, был назначен новый епископ (а мы знаем, что в те времена епископ бывал носителем власти не только духовной, но и светской). И был он человеком жестоким, корыстным, так что принялся он разорять и притеснять живший в той области народ. И стали люди — которые прежде и Бога-то не помнили — молиться и спрашивать: почему послан им такой волк вместо пастыря? И получили от Господа ответ: «Искал для вас еще хуже, да не нашел…».

Мы слишком часто забываем, насколько взаимосвязаны власть и народ. Власть — это своего рода бич, который посылает нам Бог за наши грехи, за нашу чуждую Ему и добродетели жизнь. Народ рождает власть из своей среды, и его — народа — недостатки и пороки ее питают. Если говорят святые отцы, что древо, из которого сделан крест каждого человека, выросло на земле его сердца, то тем паче на земле наших сердец выросло древо, из которого составляется и собирается становящаяся так часто для страны подлинным крестом система власти.

Да, конечно, это сложный процесс: сначала грехи народа рождают больную, плохую власть; затем эта больная власть еще более развращает народ. И может показаться, что из этого лабиринта выхода нет, что это тупик, в котором все и вся погибнут. И в каком-то смысле это правда, потому что, рассуждая по человеческому смотрению, ситуация безысходна. Она безысходна до тех пор, пока мы не начинаем понимать духовную природу существующего положения вещей, пока не уразумеваем, что отчасти происходящее на наших глазах — следствие наших пороков и грехов, а отчасти — промыслительное смотрение Божие о нас, учащее нас терпению, умудряющее со смирением принимать недостатки власти как некую Господом ниспосланную нам епитимью.

Лучший пример того, насколько зависит судьба народа от чистоты или, напротив, беззаконности его жизни, являет история израильского народа. В ней мы постоянно видим четкую закономерность: за периодом уклонения от истинного богопочитания следует целая череда военных неудач, бедствий; а после покаяния и исправления жизни вновь наступает время благоденствия. Подобные закономерности нетрудно усмотреть и в нашей собственной истории — российской. Одни только уроки Смутного времени чего стоят! Но уроки эти — забытые, прочно и основательно. Их надо вспомнить и уяснить для себя, что лишь покаянием обновляется не только человек, но и жизнь вокруг него. И один Господь может изменить что-то глобально в нашем общем бытии, в судьбе нашего Отечества. В том случае, если найдется — ради кого изменять, а не получится все, как с Содомом, где не нашлось.

Есть замечательное свидетельство митрополита Вениамина (Федченкова), исполнявшего в свое время обязанности главы военного духовенства Белой армии. В книге «На рубеже двух эпох» он анализирует причины поражения белого движения и успешности большевиков. Если не передавать его мысли подробно, то кратко получается так: по духовному своему состоянию одни от других не сильно отличались. Но за одними стояло будущее, а за другими лишь прошлое. И хотя большевики были богоборцами, Господь попустил им победить — потому что белые так и не поняли, за что им эта кара.

Вот мне кажется, что и нам трудно ожидать перемен к лучшему, осуждая и критикуя власть, не будучи при этом способными вглядеться в самих себя и увидеть в себе же причины неустройства мира вокруг. Я не могу поверить в какую-то иную христианскую политику, кроме той, которая реализуется на уровне одной-единственной человеческой личности: в ее покаянии, в ее труде, в ее работе, направленной на созидание нормальной, полноценной жизни — собственной и тех, кому Господь определил быть рядом. Только эта политика может стать, если благоволит Бог, базой, фундаментом для другой, более «глобальной». А иначе — лишь новые иллюзии, новый самообман и новые разочарования.
Tags: общество, статьи
Subscribe

  • Пацанское богословие

    Друг едет из аэропорта в такси. Таксист, мужчина лет за пятьдесят рассматривает какое-то время я его изображение в зеркале, затем спрашивает: - Вы…

  • Котики

    На днях споткнулся о кота, который почему-то полюбил спать у нас на половике перед входной дверью. Спускался после этого по лестнице, а он стоял и…

  • Прошу прощения за опечатки

    Какое-то время тому назад полностью перешел на компьютерную технику с надкушенным яблоком: удобно, что не теряются записи, сохраняется адресная…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Пацанское богословие

    Друг едет из аэропорта в такси. Таксист, мужчина лет за пятьдесят рассматривает какое-то время я его изображение в зеркале, затем спрашивает: - Вы…

  • Котики

    На днях споткнулся о кота, который почему-то полюбил спать у нас на половике перед входной дверью. Спускался после этого по лестнице, а он стоял и…

  • Прошу прощения за опечатки

    Какое-то время тому назад полностью перешел на компьютерную технику с надкушенным яблоком: удобно, что не теряются записи, сохраняется адресная…