igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

Categories:

Ключевой вопрос

Мне кажется, что вопрос об отношении к смерти вообще является одним из ключевых для правильного понимания христианства. Взгляд на нынешнюю, земную жизнь, как на нечто скоропреходящее, устремленность сердцем к жизни подлинной, вечной - вот спутники, "показатели", если позволительно так сказать, истинной веры; а когда нет этого, то и о вере-то как таковой трудно говорить, она превращается тогда в какую-то абстракцию.
"Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века" - это ведь не просто слова, которые мы поем всем храмом за каждой литургией, это исповедание, это откровение того, чем наполнена (или - чем должна быть наполнена) душа христианина.
Но... не напрасно поется в другом, гораздо менее известном церковном песнопении (менее известном, потому как чаще всего последование погребения усопших, об одной из стихир которого речь, на практике безжалостно сокращается): "Днесь разрешается лукавое торжество суеты...". "Днесь" - то есть в день смерти. Когда вдруг, неожиданно обрывается то, что казалось таким важным, таким нужным, таким постоянным. Мир каждый день обманывает нас, точнее обманываемся мы сами. Ведь мы видим, как умирают люди - так часто нежданно и негаданно, видим, как порой стихийное бедствие, катастрофа, теракт уносят жизни сотен, тысяч, десятков тысяч и сотен тысяч людей, и все их планы, все дела в одно мгновение рушатся, рвутся, как паутина, так что и следа, и памяти от них чаще всего не остается. Мы видим все это, мы должны понимать, как все зыбко, как все в одно мгновение может закончиться, как надо готовиться к тому, что будет потом... И не понимаем, и не готовимся. Но предпочитаем любить этот век, на него надеяться, им жить.
Почему? Откуда такое неразумие - не у неверующих, не у незнающих Бога, а у нас, православных христиан? Мы всерьез считаем, что так проще? Проще, сидя на тающей льдине, греться у разведенного на ней костра, нежели грести из последних сил к берегу, что одно сулит надежду спасения? Может, и проще. Но не безумие ли это?
Безумию мира разве можно удивляться? Оно закономерно. Люди в нем - как пули со смещенным центром тяжести... Летят мимо цели, мимо смысла бытия. Но вопрос, опять же, не о "всех", а о тех, кто знает Бога, о нас.
Впрочем... Мы далеко не всегда задумываемся о подлинном смысле слов, которые произносим, слышим читаем. Ведь это в действительности совершенно разные вещи: знать о Боге (что Он есть) и знать Бога, так же как разные вещи верить в Бога и верить Богу. Первое знание абстрактно, отвлеченно, таково, какова зачастую и "вера" наша. А второе - основано на личном отношении и личном чувстве. Том отношении и том чувстве, которые объемлются одним, но самым большим и самым важным словом - "Любовь".
Если бы мы любили Бога, то смерти бы не боялись, как боятся ее те, для кого она - конец всего, чем они дорожат, что составляет их счастье, их жизнь. Мы заглядывали бы в будущее не со страхом, а с надеждой, и не цеплялись бы так отчаянно за этот мир и все, что есть в мире.
Думаю, что в этом суть всего. Здесь коренится причина и нашего нехристианского по своей природе страха, и несовершенства нашей христианской жизни. Одно по-настоящему существенно, пока мы здесь, пока созреваем и готовимся принести какой-то плод для вечности: разглядеть, познать любовь Божию к нам и откликнуться на нее своей еще малой, слабой, только лишь зародившейся любовью. Помня при этом, что для того, чтобы была она при всем своем несовершенстве честной, подлинной, настоящей, нужно держать в уме и сердца слова Христа: "Если любите Меня, заповеди Мои сохраните"... Это и есть то, что, по утверждению апостола Любви, в конце концов, придя в силу, "изгоняет страх". В том числе и страх смерти.
Tags: любовь, смерть, страх
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments