igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

Categories:

О проблемном совмещении

Случайно коснулся в комментариях к предыдущему посту темы "совмещения" священником единовременно многих и в значительной степени первоначально несвойственных ему деланий. Речь о том, что слишком часто приходится пастырю не только служить, совершать требы, духовно окормлять верующих, но и быть администратором, хозяйственником, строителем и т.д. и т.п. И мало того, самое мучительное - добывание денег: обхождение потенциальных благотворителей, испрашивание помощи в полном смысле Христа ради, а порой - и "зарабатывание" средств теми способами, которые настоятелю прихода доступны. Это и правильная организация работы свечной лавки или церковного магазина, и налаживание какого-нибудь подсобного производства/хозяйства. Тема эта для любого настоятеля болезненна, многоскорбна, потому как сочетать пастырство с попечениями материального толка иногда не просто трудно, но даже и невозможно почти, разрушительно. И все же приходится. Почему? Объяснять долго; каждый из нас, совмещающих, это хорошо знает, но в несколько слов уложить такую емкую проблему трудно. Впрочем, попытаюсь: приходится - по причине однажды взятой на себя ответственности, сложить которую можно, на мой взгляд, лишь с жизнью, так она серьезна и так вместе с тем велика.
"Церковь - богатая организация". Этот взгляд-штамп, как ни странно, в определенной степени присущ не только пишущим о Церкви и совершенно не знающим ее журналистам, но и людям, в Церкви - не скажу "живущим" - скорее, пребывающим. Становясь настоятелем - не по причине "карьерного роста", а в силу церковной необходимости, священник, за редким-редким исключением, получает весьма непростое наследство. К первому числу следующего за назначением месяца (а порой и раньше) он совершенно отчетливо начинает понимать, что после выплаты заработной платы сотрудникам, осуществления коммунальных платежей, расчета за находящиеся в церковной лавке книги и утварь у него не остается ничего для того, чтобы починить прохудившуюся крышу, заменить непригодную к эксплуатации секцию отопления, приобрести новое облачение взамен расползающегося старого. А иногда хуже того: денег не хватает и на зарплату, и на коммунальные платежи... Впору объявлять себя вкупе с приходом банкротом... Да вот не придет "антикризисный управляющий" и не вытянет ни приход, ни настоятеля его из финансовой пропасти. И приходится, помолясь, выбираться самому. Как? - Идти и просить. Иной раз - в полном смысле слова с протянутой рукой.
Трудно это? - Трудно. Но ничего не поделаешь. Это всего лишь навсего выполнение долга. И скорби, которые при этом часто приходится терпеть от внешних, неизбежное зло. Это утомительно, но не больно.
Больно другое. Больно от непонимания "внутренних". Редко, редко кто понимает, что храм, в который он ходит, - "его" храм. Не в том смысле, что он имеет на него или в нем какие-то "права", а в том, что и кровлю чинить, и отопление менять, и облачение для священника приобрести - его в том числе долг. В то время, как долг (первоначальный) священника - служить, окормлять, а не заниматься "стяжательством", пусть и "на общую потребу". Но даже не от этого собственно больно. Больно по-настоящему от звучащего перманентно со стороны тех же самых "внутренних" недоуменного вопроса: "А чего батюшка все время суетится, каких-то спонсоров ищет, зачем ему все это, чего ему просто не служится? И почему у нас за требы на приходе так много берут? И еще вот - бомж вчера просил на дорогу 3000, а ему всего 500 рублей дали...". Так или примерно так...
Больно не только от того, что обидно. Больно за тех людей, которые такие вопросы задают, потому что и не поймешь толком, кто они... И не друг, и не враг, а так... Но есть и положительный в этом момент, хоть и своеобразный. Начинаешь по-настоящему ценить тех, кто рядом и вместе с тобой трудится, не покладая рук, дает тебе время и силы для того, чтобы ты все-таки оставался священником, а не превращался окончательно в "прораба", "администратора", "менеджера", "бизнесмена". Но не скажу, что таких людей много. Не могу жаловаться: меня ими Господь по милости Своей не обделил. И именно как милость, незаслуженную и драгоценную, я это воспринимаю. А все равно больно. Потому что непонимание, о котором сказано чуть выше, - страшная болезнь. Болезнь не Церкви, а "в том числе и Церкви". Это болезнь мира, общества, в котором мы живем, общества потребления. Но нигде "потребление" не смотрится настолько страшно и "неорганично", как в Церкви. Нет места, где оно было бы так неуместно, простите за тавтологию.
Не знаю, возможно это беда лишь Русской Церкви, возможно на православном Востоке, в том числе и в Украине, особенно Западной, дело обстоит иначе. Но для нас беда бедой остается...
Это к вопросу о том, "почему священнику приходится совмещать" и "почему священнику трудно". Но ни в коем случае это не жалоба. Жалеть нас, я уверен, не за что, мы счастливые люди. Может быть (и скорее всего) даже самые счастливые.
Tags: Церковь, люди в Церкви, священник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments