?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Есть немало вещей, которые кажутся сами собой разумеющимися, однако ошибки, которые мы совершаем, свидетельствуют о том, что и они нуждаются во вдумчивом осмыслении. Одна из таких вещей – принятие решений, без чего не обходится, пожалуй, ни один прожитый человеком на земле день.
С чистого листа

Практически постоянно любому священнику приходится сталкиваться с тем, что к нему обращаются за советом люди – как те, кого он хорошо знает, так и те, кого он видит в первый раз в своей жизни, – обращаются за советом, не зная, какое решение принять в той или иной жизненной ситуации. И надо сказать, что практически каждый раз священник оказывается в достаточно затруднительном положении. Почему? Потому что человек, который задает ему вопрос, знает свою жизнь, знает свои обстоятельства, так же должен он знать и самого себя, и, исходя из всего из этого, было бы логично, если уж требуется совет священника, требуется благословение, приходить с каким-то более или менее готовым решением и советоваться уже в отношении того, действительно ли оно правильно, может ли священник что-то в этом отношении подсказать. Но бывает порою совершенно иначе: бывает так, что человек задает священнику вопрос, и такое чувство, что он сам приступил к решению этой задачи совершенно с чистого листа. И точно так же с чистого листа приступает к решению задачи и священник, потому что он о жизни человека, его обстоятельствах и о нем самом знает, безусловно, гораздо меньше. И ему приходится в данном случае опираться на свой жизненный и пастырский опыт, приходится опираться на какое-то минимальное знание этого человека, ну и, естественно, молиться при этом Богу, чтобы Господь помог ему не ошибиться. И часто в результате складываются такие ситуации, что я невольно вспоминаю рассказ замечательного английского писателя Джерома Клапки Джерома (которого все знают в основном по его известнейшей повести «Трое в лодке, не считая собаки»).
Совет, еще совет

Этот рассказ начинается с того, что автор на перроне подходит к некоему человеку и спрашивает его: «Не посоветуете ли вы, на каком поезде мне лучше доехать до…» Ну а дальше он уже ничего не успевает сказать, потому что этот человек совершенно неожиданно приходит в такую ярость, что чуть не сбрасывает его под поезд. Потом ему, впрочем, становится стыдно, он подходит к автору и говорит ему: «Я понимаю, что моя реакция может показаться вам ненормальной, но дело в том, что когда меня просят дать совет, то у меня это вызывает очень тяжелые чувства».

Выяснилось, что этот человек, который так нервно реагировал на просьбы о совете, когда-то написал книгу, которая содержала в себе массу полезных советов и, если сказать вкратце, учила тому, как стать счастливым. Вскоре после этого к нему обратился один мужчина, находившийся на распутье и затруднявшийся сделать выбор, обратился именно как к эксперту, к тому, кто хорошо знает жизнь. А писатель был человеком ответственным, был человеком очень хорошим, и он не просто дал этому посетителю какой-то ответ, исходя из своего жизненного опыта, но предварительно полностью вник в его обстоятельства, изучил их и уже тогда предложил ему совет. Совет этот оказался неудачным, привел впоследствии к самому настоящему краху. Однако беда была не в совете, а в личности самого вопрошавшего…

Но, невзирая на неудачу, спустя какое-то время он приехал к писателю вторично и опять попросил совета. Тот, скрепя сердце, опять вник в его ситуацию, потратил время на ее изучение и вновь дал ему совет. И опять совет оказался неудачным…

И далее этот человек преследовал его всю его жизнь, а он, будучи, как мы уже сказали, человеком ответственным, никак не мог от него отделаться и каждый раз пытался ему все-таки чем-то помочь. Хотя чем дальше, тем тяжелее ему это давалось.

Конечно, рассказ этот достаточно забавный, занимательный, но я бы вместе с тем не сказал, что он сильно отличается от того, с чем мы сталкиваемся в реальной нашей жизни. Потому что складывается впечатление, что огромное количество людей, задавая вопрос, как им в такой-то ситуации поступить, совершенно не имеет представления о том, на чем должно основываться принятие того или иного решения, каков должен быть его фундамент. И поэтому мне хотелось об этом хотя бы немного поговорить.
Две крайности

Но прежде всего скажу о том, что подразумевается, когда мы произносим это слово – «решение». Бывает, решение предстоит принять по каким-то вопросам глобальным, поворотным. Ну, например, решение о монашеском постриге или о вступлении в брак, решение о выборе жизненного пути, профессии, выборе – что все-таки чуть попроще – вуза. А бывает, что речь идет о решениях гораздо менее важных, частных, о тех решениях, которыми наполнена повседневная жизнь человека. Причем касаться они могут как предметов и вопросов духовных, вопросов, имеющих нравственное измерение, так и вещей, носящих сугубо бытовой характер.
И вот приходится сталкиваться с двумя крайностями, и трудно сказать, какая из них хуже. Одна крайность такова: человек принимает какие-то решения, даже не замечая, что он их принимает. Он не замечает, что есть выбор – поступить так или как-то иначе, он ничего не анализирует, ничего не обдумывает и живет, повинуясь какой-то стихии, которая, как река, несет его то в одну сторону, то в другую, то в третью, и здесь принятие решений как таковых по большому счету отсутствует – это просто непосредственное реагирование на жизнь и ее обстоятельства. И, безусловно, такой человек совершает огромное количество ошибок, за которые потом приходится очень тяжело расплачиваться ему, людям, которые его знают и любят, а порою и людям даже совершенно посторонним, которые каким-то образом становятся участниками этих ситуаций, в которых ошибки совершаются.

Но есть и другая крайность, когда человек, наоборот, как-то обостренно, очень ярко и очень ясно понимает, что каждая жизненная ситуация требует определенного выбора, требует принятия того или иного решения, – и затрудняется это решение принимать, затрудняется этот выбор делать. Почему? Потому что каждый раз, когда мы делаем какой-то выбор, когда мы принимаем какое-то решение, мы берем на себя ответственность за последствия этого выбора и за последствия этого решения. И оказывается, что зачастую человек стремится всеми возможными способами от этой ответственности уйти, не брать ее на себя, вплоть до того, что он готов кому-то другому позволить за себя сделать выбор и за себя принять решение, только бы самому это бремя тяжкое не нести.
Мужество решения,
или Немного о непосредственности

Но на самом деле без принятия самостоятельных решений жизнь человека, в том числе христианская жизнь, невозможна. Бывает немало ситуаций – на работе, в окружающей нас жизни, – в которых отчетливо различается момент нравственного выбора: когда нужно понять, кто прав, а кто виноват, кого ты в этой ситуации поддерживаешь, кому ты вынужден в этой ситуации противостоять, когда тебе нужно промолчать, а когда тебе нужно сказать какое-то слово, может быть, в чью-то защиту, может быть, в чью-то поддержку, а может быть, наоборот, в обличение чего-то, что в этом обличении нуждается. И если ты от принятия этих решений устраняешься, то очень легко в некоторых случаях превращаешься в предателя, потому что иногда для того, чтобы стать предателем, нужно не что-то сделать, а просто ничего не делать. И молчанием человека может предаваться и Бог, и люди, да и самого себя человек порой может предать, не совершая тех действий и не принимая тех решений, которые он принимать должен. Поэтому потребны к принятию решений и здравое рассуждение, и мужество – это вещи, без которых человеку никак не обойтись.

Потребна, разумеется, и молитва – о том, чтобы Господь вразумил, просветил: мы всякое дело и всякий труд должны начинать с обращения к Богу. Но в то же время нельзя пренебрегать и самим делом, самим трудом, ожидая, что Господь все Сам сделает за нас, а нам останется лишь ожидать, когда это произойдет. Поэтому нужно, наверное, определить для себя какую-то методологию принятия решений. Как я уже говорил, нельзя реагировать на всё, что в нашей жизни происходит, непосредственно. С одной стороны, непосредственность – это очень хорошее качество; обычно мы называем непосредственным человека искреннего, не лукавого, который что у него есть на душе, то тут же и претворяет в реальность: либо говорит то, что есть на сердце, либо делает это, и потому с ним достаточно легко иметь дело, гораздо легче, чем с человеком, у которого как бы два сердца и два языка, который одно думает, другое говорит, и никогда не разберешься, что на самом деле у него там внутри происходит и чего от него можно ожидать. С другой стороны, непосредственность иногда бывает очень опасной, потому что мы знаем, что в нас живет два человека: человек новый, для которого законом жизни является Евангелие, и человек ветхий. И ветхий человек очень часто нас одолевает, и не нас даже, а этого нашего только-только зарождающегося нового человека. И поэтому бывает так, что непосредственная реакция – это реакция все-таки человека не нового, а человека ветхого, и этой реакцией становятся и досада, и злость, и осуждение, и масса других вещей, которых в нашей жизни лучше бы не было совсем. И поэтому наше непосредственное реагирование на что-либо, – скажем так, решение без решения, то есть решение необдуманное и не взвешенное, – все-таки является очень часто неправильным.
О кредитах

Поэтому надо, наверное, руководствоваться таким принципом: если у нас есть время для принятия решений, мы можем всё разложить по полочкам, все взвесить, что называется, семь раз отмерить, а потом уже отрезать; если же ситуация требует от нас решения незамедлительного, то желательно по возможности хотя бы сделать некий шаг назад. Когда вы не знаете, что будет впереди, сделать шаг назад и взять хотя бы какую-то минимальную паузу для того, чтобы не совершить ошибку. Есть все-таки такая универсальная вещь, как здравый смысл. Здравый смысл во многих жизненных ситуациях подсказывает, что сделать необходимо. И, казалось бы, странно, что я об этом говорю, – любой человек должен понимать, что это так. Но оказывается, что это не так, потому что люди задают вопросы, и из вопросов этих явствует, что они не понимают, где здравый смысл, а где его противоположность. Здравый смысл заключается в том, чтобы не причинить вреда себе, не причинить вреда своим близким и вообще кому бы то ни было, – в том, чтобы совершенное действие имело положительные последствия.

Как в каждой конкретной ситуации этого добиться… Ну вот, например, скажу о том, с чем приходится сталкиваться достаточно часто. Вам, может быть, чудно, что об этом говорю я, об этом говорит священник, но тем не менее это так. Очень часто люди обращаются с вопросом, брать ли им кредит. Странно, конечно, когда на этот вопрос отвечает не финансовый консультант, а священник, но это происходит достаточно регулярно. И я понимаю, что ни к какому консультанту человек не пойдет, что я первый и последний его консультант в этом случае. И естественно, что я чувствую себя ответственным, я помню этот вышеприведенный рассказ Джерома и не хочу попасть в подобную ситуацию.

Я спрашиваю: «Скажите, а какова сумма кредита?» Человек называет сумму. Ну, совершенно естественно, что я задаю вопрос: «А вы уверены, что сможете его выплачивать?» И вы не поверите, как часто человек отвечает: «Не знаю». И понимаете, ведь отвечает взрослый человек, который живет самостоятельной жизнью. Почему коллекторские агентства трясут сегодня полстраны, следствием чего это является? Следствием того, что огромное количество людей брали и берут кредиты, совершенно не представляя, как они их будут отдавать. Ну и, разумеется, столкнувшись с такой ситуацией, я вынужден бываю с человеком разобраться. Повторю: это совершенно не задача священника, совершенно не то, чем священник должен заниматься, и я, кроме всего прочего, достаточно плохо разбираюсь в математике, но научился, как это ни странно, благодаря необходимости заниматься строительством, считать деньги.

И вот раскладываешь все совместно с человеком, показываешь ему наглядно ту картину, которую он вполне мог бы представить сам, и человек говорит: «Большое вам спасибо, я понимаю, что вы правы, это решение было бы совершено необдуманным, привело бы к ужасным последствиям». А я думаю: «Господи, а сколько таких необдуманных решений люди совершают, а, казалось бы, это совершенно естественная, простая вещь – понять, что так поступать было нельзя!»
«За» и «против»
Меня самого еще в детстве мама научила такому замечательному способу: когда надо принять какое-то решение и ты не можешь эту задачу решить в уме, поскольку она достаточно сложная, многосоставная, то ты садишься, берешь ручку и лист бумаги и пишешь в два столбика: с одной стороны все «за», с другой все «против» – и потом просто их сопоставляешь и понимаешь, чего больше – «за» или «против». Ну и, конечно, «за» и «против» бывают различные, потому что может быть в числе «за» крайняя необходимость, а в графе «против» – чрезвычайный риск реализации того, что с этой необходимостью связано. И тут уже, безусловно, нужно каким-то образом правильно это соотношение определять: оправдывает ли необходимость риск? Ну и ты понимаешь опять-таки, что здесь действует универсальный святоотеческий принцип: из двух зол выбирай меньшее, из двух благ – большее. А составление списка – точнее, двух списков – помогает понять, какое зло является меньшим и какое благо большим. Но если человек, и проведя такую подготовительную работу, все равно оказывается сам не в состоянии решение принять, то с этим уже имеет смысл идти к духовнику или иногда даже в какой-то ситуации просто к близкому человеку, разумному и рассудительному, для того чтобы с ним обсудить то, что ты уже для себя успел как-то обдумать. Если же эта обдуманность отсутствует, то тогда, наверное, и советоваться тоже еще преждевременно, нужно все-таки сначала самостоятельно потрудиться.

Безусловно, бывают жизненные ситуации, когда не обойдешься только этими «за» или против». В частности, это уже упомянутый вопрос о принятии монашества или о вступлении в брак. Это, наверное, самая яркая иллюстрация тех ситуаций, когда решение должно приниматься не на основе «за» и «против», которые тоже могут присутствовать, которые тоже могут рассматриваться, и даже хорошо, когда они рассматриваются, но, тем не менее, это те случаи, когда решение должно приниматься не умом, не каким-то рациональным сознанием человека, а его сердцем. И поэтому здесь встает вопрос о любви. Если человек любит другого человека так, что и жизни без него себе не представляет, – это основание для вступления в брак. Если человек любит Бога и любит монашескую жизнь, потому что она является самой прямой дорогой к Богу, – то совершенно естественно, что он для себя эту жизнь может избирать. «За» и «против» здесь тоже играют определенную роль, потому что порою мы поддаемся эмоциям, порою нам кажется, что то, что мы принимаем за какое-то устойчивое, основательное чувство, является всего лишь настроением,– и вот здесь «за» и «против» помогают нам. Когда мы начинаем их разбирать, то эти «против» могут нас охладить, могут нас остановить. Если они нас останавливают, если они нас охлаждают, то это повод усомниться в своем чувстве. Потому что если это чувство настоящее, то, как правило, оно преодолевает все-таки любые сомнения.
Урок апостола Петра

Нерешительность, боязнь ответственности порою приводит людей к тому состоянию, в котором находилось одно животное, которое умирало между двумя стогами сена. Помните, наверное, да? Ослик стоял между двумя стогами и никак не мог принять решение, с какого из них начать трапезу. И поскольку он никак не мог выбрать, с какого начинать, то и скончался от голода. На самом деле, вроде смешно, вроде глупость какая-то, но с другой стороны – не так уж и редко это встречается, достаточно часто что-то подобное с людьми бывает. И я могу даже сказать, что бывает такое устроение и такое состояние человека, когда не стоит уже даже разбираться, с какого стога начинать, какой лучше, какой вкуснее, какой больше и так далее, – надо начать с какого-то, с любого, потому что в данном случае, если у человека отсутствует вообще способность принимать решения, для него наименьшим злом будет начать учиться эти решения принимать хотя бы как-то, делая шаг уже не назад, а вперед.

Вот пример принятия решения апостолом Петром, когда он пошел по воде навстречу Спасителю: с одной стороны, здесь, безусловно, присутствовал момент эмоциональный, с другой, присутствовал момент рациональный. Была буря, они боялись, навстречу им шел Спаситель, и ученики устрашились, потому что не узнали Его и сомневались, Он ли это. И вот апостол Петр как-то всё это складывает воедино и понимает, что если сейчас Тот, Кто идет ему навстречу, даст ему возможность идти по воде, то это точно Господь. И потопления их судна тоже можно тогда не опасаться. То есть некий расчет здесь присутствует тоже. И вместе с тем – сильнейшее эмоциональное движение. Одно соединяется с другим, он делает шаг и идет.
И мы подчас оказываемся в ситуации, когда не хватает «за» и «против», когда мы понимаем, что если мы решение не примем, то, может быть, мимо нас пройдет вообще вся наша жизнь, которая должна была бы у нас быть, что мы можем потерять всё, что нам в этой жизни Господь хочет дать. Но что здесь лежит в основе? Если бы апостол Петр просто так ступил на воду, он, безусловно, утонул бы, и мы даже, наверное, о нем бы практически ничего не узнали. Но он же не просто так ступил на воду – он ступил на воду потому, что доверился Богу. И нам – когда уже все «за» и «против» сложены, когда здравый смысл на помощь уже призван, а решение мы все равно принять не можем, – тогда бывает необходимо, помолившись и не почувствовав склонения ни к одному, ни к другому, тем не менее все-таки решение принимать, доверяя Богу и уповая на то, что если мы, Ему доверившись, какое-то решение приняли и в этом ошиблись, то Он за нас нашу ошибку исправит.

Это тонкий, но очень важный момент. Если мы ошибаемся, не помня о Боге и не испрашивая у Него вразумления и благословения, то всю ответственность за последствия этого решения будем, безусловно, нести на себе. Если же мы искренне хотим найти волю Божию, если мы искренне стараемся понять, в чем она заключается, и ошибаемся, уже начав эту волю искать и испросив у Бога помощи, то зачастую оказывается, что наша ошибка обращается нам во благо. Может быть, мы страдаем, может быть, на это уходит время, может быть, на это уходят силы, но это становится для нас уроком. Это дает нам опыт, это дает нам какую-то совершенно иную личностную целостность, и через этот путь – сначала потери, а потом приобретения – Господь приводит нас к той цели, к которой, возможно, мы стремились первоначально. Но когда просили, когда искали вразумления, мы были еще не готовы принять то, чего мы ищем, чего желаем, потому что любой дар дается человеку Богом тогда, когда человек к этому действительно приуготовлен, а иначе человек полученное с легкостью утрачивает.
Вот совсем вкратце то, что я хотел сказать о принятии решений. Это слово родилось спонтанно, благодаря целому ряду ситуаций, с которыми мне пришлось столкнуться в течение последних нескольких дней. И на самом деле я убежден, что, невзирая на то, что мы сейчас об этом поговорили, кто-то из здесь присутствующих спустя некоторое время обязательно задаст мне вопрос примерно такого рода, как я говорил вначале, – не обдумав его, не подготовившись, даже не помыслив ни о каких «за» или «против» и тем паче – не помолившись, без чего вообще все тщетно. Я, конечно, не осужу никого за это и даже, хотя такие вопросы звучат иногда забавно, над ними не посмеюсь и буду стараться, в чем возможно, помочь, но тем не менее мне очень хотелось бы призвать вас, чтобы труд принятия решений был, по крайней мере, хотя бы совместным. Это очень и очень важно, потому что задача священника ни в коем случае не заключается в том, чтобы принимать решения за человека, ни в коем случае не заключается в том, чтобы им в полном смысле этого слова руководить, она заключается в том, чтобы помочь человеку научиться принимать правильные решения, если сам он этого еще не умеет. Вообще священник должен именно помочь человеку научиться всему тому, что ему в христианской жизни необходимо. И пастырь должен постепенно привести человека к тому, чтобы он в нем как можно меньшую необходимость ощущал, а ни в коем случае не наоборот.
Источник:Православие.Ru

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner