igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

Categories:

Страшнее всего — не быть с Ним

    То и дело в церковной среде возникают люди, а порой и целые группы людей, которые с чем-то борются: с ИНН, с паспортами нового образца, с искажениями в богослужении, которые им мерещатся. В настоящее время в преддверии Всеправославного собора такие волнения вновь набирают силу. Какое влияние они могут оказать на Церковь? Как вести себя, если ты сталкиваешься с таким борцом за чистоту Православия?
Паника и внешний путь
На любом этапе в истории Церкви встречались подобные явления — будь то страхи, что вот-вот наступит конец света, подозрения в отступлении Церкви от истинности учения и другие, дикие и, может быть, даже ущербные формы восприятия Православия как такового. Они меняются по мере того, как меняется мир и общество. Если говорить о том же страхе перед ИНН, то, безусловно, причина его коренится в некой духовной опустошенности современных христиан, в незнании и непонимании ими глубины и полноты нашей веры. Человек при этом не боится греха, не боится того, что у него нет любви, что он живет сам по себе, не принимая по большому счету участия в жизни Церкви и других людей, что он эгоистичен, замкнут. Но появляются какие-то электронные документы, и этого он боится.
      Почему? Вот я перечислил наиболее яркие и заметные ошибки, которые могут быть в жизни православного христианина, и когда человек так живет, его душа и совесть подсказывают ему, что это — не та хрис­тианская жизнь, посредством которой осуществляется путь ко спасению, и не тот образ бытия, который должен быть свойственен ученику Христа. От этого ощущения в человеке зреет внутренний конфликт, но он избирает для себя самый простой и самый примитивный путь: не вникать в себя и в учение, чтобы спасать себя; не трудиться над собой; не отсекать всё то лишнее, что нас уродует и что в нас образ и подобие Божие искажает до неузнаваемости, — а избрать какой-то внешний путь для реализации своего религиозного чувства. И чаще всего этот путь оказывается борьбой против чего-то. Это то, что можно условно назвать кликушеством. Один человек чего-то испугался, увлекся этим страхом и сам заблажил по этому поводу. А окружающие его криком и блажью также увлеклись. И вроде люди при деле: они с чем-то борются.
       В замечательном фильме «Убить дракона», снятом в разгар перестройки Марком Захаровым по пьесе Евгения Шварца «Дракон», есть такой эпизод: дракон повержен, всё закончено, какой-то человек берет камень и кидает в окно. Находящийся рядом архивариус Шарлемань спрашивает его: «Что Вы делаете?» — «Я борюсь». — «За что?» — «За свободу». — «А против кого?» — «Против всех». Вот то же самое происходит и здесь. Надо бороться со своими страстями и грехами, надо трудиться для того, чтобы постараться изменить хотя бы немного к лучшему жизнь, которая нас окружает: в рамках прихода, своего места работы, в своей семье. Но нет, это всё человек откладывает в сторону и начинает бороться с какой-то ветряной мельницей, которую, может быть, даже сам и построил.
      Когда у человека есть правильное понимание Евангелия и хрис­тианской жизни, а содержанием этой жизни является исполнение Евангелия, то он держится выбранного курса и не вихляет из стороны в сторону. А какой-то нездоровой истерии подвергаются в основном люди, все-таки не очень развитые интеллектуально. Потому что когда ты хорошо знаешь историю Церкви и различные, так сказать, прецеденты в церковной жизни, тогда ты понимаешь, что то или иное явление современности хоть и нехорошо по своей сути, но это — не бедствие, не угроза всей Церкви, не свидетельство приближающегося конца света. Это просто некая временная локальная угроза, которую нужно внимательно изучить и подумать, как ее обойти, а не кричать: «Всё пропало, всё погибло!».
      Безусловно, это вопрос и внутренней культуры и внутреннего устроения. Потому что один человек в какой-то трудной ситуации, например, когда проводка в доме загорелась, вызывает пожарных и предпринимает меры безопасности, а другой — бегает по дому, машет руками и кричит: «Пожар, пожар!». Таких людей называют паникерами. Мы знаем, как с ними поступают по законам военного времени, поскольку они способны погубить иногда десятки, иногда сотни, иногда даже тысячи людей.
      По большому счету, кликуши, действующие в пространстве Церкви, — это те же самые паникеры. Я не призываю, безусловно, к тому, чтобы принимать к ним какие-то жесткие меры, но просто нужно понять, что вред от них примерно такой же, а иногда даже и больше. И порою их надо отсекать от церковного общения, для того чтобы они имели возможность опомниться. Хотя некоторые из них заходят так далеко в своей деятельности, что считают: если их отсекли от церковной жизни, то они остались при своей правде, а вся Церковь уклонилась в какое-то заблуждение.
      На самом деле, в церковной жизни может быть много вещей неправильных, потому что Церковь в земном своем плане состоит из людей. А людям свойственно ошибаться, иногда руководствоваться действием своих собственных страстей, преследовать какие-то свои личные цели. Иногда ошибки вырастают даже из того, что человек благонамеренный и желающий угодить Богу не может волю Божию распознать и в чем-то искренне заблуждается, как заблуждались порой святые и не могли прийти к единому мнению по поводу каких-то спорных вопросов. Но вся история Церкви этим наполнена, и человек, который ее знает, не удивляется тому несовершенству церковной жизни, которое он может наблюдать сейчас. И не превращает чьи-то заблуждения в повод для того, чтобы кричать о том, что кто-то разрушает и уничтожает Церковь и благодать из Церкви ушла и поэтому надо тоже из нее уходить.

Провести разделительную черту

      С кликушами надо работать отдельно, потому что их логика настолько бывает извращенной, что нормальный диалог построить невозможно. Я вспоминаю свою беседу с группой людей, которые, например, говорили, что Новый Завет, изданный без креста на обложке, — вражеское издание; что размещенная вблизи храма антенна — отступление от веры, потому что через антенну неизвестно, что и куда транслируют. И в процессе разговора мы достаточно быстро вышли, как это обычно и бывает, на Ивана Грозного, на Распутина. Такие группы, как правило, не только добиваются их прославления — они сами уже успевают внутри себя кого угодно прославить и молиться этим лжеподвижникам. Часто в этой среде создается болезненный культ царя-мученика, сюда же присоединяется борьба с ИНН, с Восьмым Вселенским Собором и другие подобного рода вещи. И когда мы с ними говорили, они как раз озвучили идею святости Ивана Грозного. «Царь живет по другим законам», — отвечали они на мое упоминание о его церковном отлучении из-за четвертого брака; «Царь не был виновен в убийстве митрополита Филиппа, он сделал его священномучеником»… Если в логике людей тот, кто убивает, делает кого-то мучеником и поэтому тоже достоин прославления, то тут уже говорить абсолютно не о чем!
      Поэтому когда вступаешь в полемику с теми, кто придерживается подобного рода алармистских взглядов (алармизм — тревожное или паническое эмоциональное состояние, являющееся негативной реакцией человека или группы людей на положение дел в настоящем и будущем. — Ред.), нужно понимать, что примерно таким образом они объясняют свои позиции, примерно так они их отстаивают, и весь разговор с ними — кто громче. А тогда какой смысл? На мой взгляд, необходимо проводить некую даже физическую черту между церковным сообществом и этими людьми.
     И, конечно, если такой человек появляется на приходе, о его деятельности нужно сообщить настоятелю. Потому что самое главное — предотвратить разрастание этого безумия и оградить тех, кого он может увлечь в свою мини-секточку,— дать остальным возможность взглянуть на то же самое с другой стороны.
     Нужно ли духовенству предупреждать верующих в проповеди? В некоторых случаях — да, а иногда бывает достаточно общения с конкретными людьми. Очень хорошо, когда есть здоровое ядро прихода, правильно понимающее церковную жизнь. И тогда устранение кликушества происходит естественным образом: сам народ церковный такие явления отторгает, чувствуя их ненормальность.
      Для этого, безусловно, людей надо постоянно просвещать, чтобы они знали: вот главное, вот второстепенное, и одно не заступает на место другого.
Главное — содержание

      А главное содержание церковной жизни заключается в том, что мы должны быть учениками и последователями Христовыми, то есть должны учиться делать всё то, что Господь заповедовал, и стремиться к внутреннему единению с Ним, которое достигается, прежде всего, через изменение внутреннего устроения и сердца. Борьба внешняя не может быть содержанием жизни христианина. Только внутренняя борьба необходима для преодоления того, что нас от Христа отделяет, отстраняет и не дает нам с Ним быть.
      Опасаться же пришествия антихриста не надо, ведь Священное Писание говорит нам о том, что оно точно будет. Наша задача — жить так, чтобы своею жизнью стараться отсрочить это страшное время испытания. А придет оно тогда, когда на земле до крайности сократится число людей, действительно верующих во Христа, действительно в своих сердцах веру носящих. Угасает вера без любви — значит, надо стремиться любви научиться.
      Да, есть какие-то явления в жизни общества, в том числе и в церковной среде, о которых имеет смысл говорить, предупреждать, расценивать их как болезнь, но превращать это в содержание жизни ни в коем случае не надо. Любая ожесточенная борьба, в том числе и с ИНН, с антеннами, со Всеправославным Собором, ведет только к разрушению, потому что от Церкви отпадают люди. А диавол этого как раз и добивается: просил, чтобы сеять вас как пшеницу (Лк. 22, 31).
      Безусловно, зная особенности психологии нашего народа, трагический опыт церковного раскола XVII века, нужно учитывать, что многим русским людям форма кажется спасительной, и разъяснять им, что спасает не форма, а содержание, и об этом содержании нашей веры как можно больше говорить. Форма важна, но второстепенна — она организует время, пространство, деятельность, но она может и меняться в зависимости от обстоятельств. А содержание всегда должно оставаться одним и тем же.
Подготовила Инна Стромилова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment