March 15th, 2016

Только бы не стать чужим и посторонним Ему...

Бывает такое состояние сердца, когда предельно ясно, до последней, кажется, глубины души своей понимаешь: если исключишь из области любви хоть одного человека, если хоть кого-то сочтешь недостойным ее, чужим, посторонним, то совершишь ошибку и сам станешь чужим, посторонним, из любви исключенным – Богу чужим и посторонним, из Его любви исключенным. И не нужно тогда никаких объяснений и обоснований, почему это так, не нужно убеждать себя в чем-то и втолковывать себе что-то, чтобы кого-то простить, чтобы на кого-то ничего худого в душе не иметь, чтобы забыть все обиды – не стоит потому что вопрос об обидах и прощении, но всех жалко и за всех хочется лишь молиться, чтобы никто не погиб… Но проходит состояние это и забывается то, что чувствовал и что переживал, и ожесточается снова сердце. И теряешь – самое, может быть, ценное и дорогое, что на краткое время – не стяжал, а туне получил – и себя вместе с тем…

Понимаешь, потому что чувствуешь...

Когда по-настоящему скорбит душа, когда испытывает тревогу и боль за кого-то из близких, тогда не надо объяснять, для чего нужно молиться и как – ты просто просишь из среды этой боли и тревоги, и в сердце отзывается каждое произнесенное слово и ты понимаешь, что сказаны они все не впустую. И также – когда объемлет тебя страх погибнуть, лишиться вечной жизни, пребывания в ней со Христом, тогда молишься о спасении, как о единственном насущно необходимом, и понимаешь, что оно есть такое – спасение. Понимаешь, потому что чувствуешь всем существом своим: погибаешь…