March 25th, 2015

Разворот на 180 градусов

К сожалению очень часто, взяв на себя первоначально что-то совершенно неудобоносимое и не справившись с этим впоследствии, человек не только отказывается от любой (в том числе и вполне уже посильной) деятельности в том же направлении, но и ожесточенно восстает против того, что еще вчера проповедовал и словом, и делом. Отчего так? Скорее всего, оттого, что переживает происшедшее с ним, как поражение, и не может с этим никак смириться. Не может признаться в собственной слабости, ничтожности, неразумии, самонадеянности и гордости. Гордости… Именно она становится причиной как для превосходящих меру человека подвигов, так и для полного отречения от подвигов какого бы то ни было рода вообще. По гордости берется человек за то, к чему и приближаться бы еще не стоило. По гордости («Бог гордым противится») не выдерживает. И по гордости же разворачивает потом свою жизнь на 180 градусов, и обращается вспять. Примеры… Жизнь настолько переполнена ими, что и не знаешь, к какому именно обратиться.

Правильное основание подвига

О том же. Если подвиг не основан на смирении и к еще большему смирению не ведет, то он ложен. Подвиг подлинный - действие покаянное, связанное с ощущением собственной греховности, бесконечного несовершенства. Подвиг не жертва Богу, а долг, осознание которого из вышеупомянутого ощущения и рождается. «Что воздам Тебе, Господи, за все, что воздал мне Ты?..» (Пс. …). И чем больше подвизается человек, тем больше обнаруживает он в себе того, что этому подвигу в нем противится, все яснее видит себя и свою пораженность грехом, все чаще сталкивается со своей немощью. Все чаще убеждается в том, что без Бога не может ничего. И все больше смиряется. Это о подвиге правильном вкратце… И еще один очень важный его критерий: он никогда как подвиг не ощущается и не переживается.

Почему не могла преподобная Мария войти в иерусалимский храм

Читал сегодня за богослужением житие преподобной Марии, о том, как не могла она войти в иерусалимский храм, и подумал вдруг: а неужели она была грешнее всех, кто пришел туда в тот день? Или даже так - грешнее всех, когда-либо переступавших его порог? Мы так привыкли воспринимать преподобную в ее жизни до обращения к Богу как какую-то неимоверную, небывалую грешницу, что не задумываемся подчас о том, что и в ее время, и тем более сейчас есть множество людей, чьи грехи куда страшнее, куда тяжелее, чем ее блудные падения. Порог храма Воскресения Господня в Иерусалиме переступали и до, и после нее не только блудники и прелюбодеи, но и растлители малолетних, и убийцы, и нечестивые (а не благочестивые, как принято говорить) правители, совесть которых была отягощена множеством различных преступлений - и против нравственности, и против людей, и против Церкви, и против Бога. И никому из них вход в храм не был прегражден как бы невидимой рукой, они беспрепятственно проходили внутрь... Конечно, не в грехах преподобной Марии, как таковых, была причина произошедшего с ней, а в способности понять, что хотел сказать ей таким образом Господь, в потенциальной готовности откликнуться на обращенный к ее сердцу призыв к покаянию. Поэтому и явил ей Бог это страшное и спасительное чудо, а не потому, разумеется, что хуже всех она была...