July 3rd, 2014

Тот, кто не любит свою Родину...

Когда-то очень давно, при самой, наверное, первой встрече покойный ныне Леонид Владимирович Шебаршин сказал мне слова, вызвавшие у меня в тот момент доходящее до возмущение непонимание. "Тот, кто не любит свою Родину, негодяй",- четко и жестко произнес он. Понадобилось немалое время, чтобы я понял, о чем говорил мой собеседник, за искренним убеждением которого стоял не только обычный человеческий опыт - потерь и разочарований, но и опыт профессионального разведчика, отдавшего своей работе долгие десятилетия. Я не решусь повторить сегодня его определение - хотя бы потому, что не считаю себя вправе выносить о ком-либо подобный суждение. Но очевидно: в человеке, не любящем своей Родины, отсутствует (умерло? убито? вытравлено? почему-то не развилось?) нечто очень важное, в сердце его зияет какая-то страшная пустота. Но природа - в том числе и человеческая - пустоты не терпит. И происходит наполнение - пренебрежением, презрением, ненавистью. Чаще всего - необратимое. Вот отчего все наши попытки говорить с теми, кто уже перешел на другую сторону баррикад и смотрит на нас "оттуда", и обречены на неуспех. Мы совсем разные... И чувствуем, и мыслим, и действуем по-разному. Но только... Любя свою страну и свой народ, мы не имеем права на ненависть к той его части, которая сама себя от него отделила. Сожаление, недоумение, скорбь, горечь - но только не ненависть. Потому что она вытеснит любовь и из нас и наполнит собой уже наши сердца. А этого произойти не должно.

Трагедия русского человека

Вспомнился эпизод из жизнеописания Старца Силуана:
«Вскоре после первой мировой войны 14–18 годов в Монастыре начали организовывать эксплуатацию монастырского леса; купили тогда паровую машину для лесопильни. Эконом, Отец Ф., способный, естественно одаренный русский человек, после установки машины и пуска ее в ход, довольный ее работою, стал восхвалять немецкий гений (машина была немецкой фабрикации); превознося немцев, он поносил русское невежество и неспособность. Отец Силуан, который в свободное время от своей работы в магазине ходил на лесопильню «помогать», молча слушал О. Ф., лишь к вечеру, когда рабочие-монахи сели за стол ужинать, он спросил О. Ф.:
— Как ты думаешь, О. Ф., почему же так немцы лучше русских умеют строить машины и другие вещи?
В ответ О. Ф. снова стал восхвалять немцев, как народ более способный, более умный, более даровитый, в то время, как «мы, русские, никуда не годимся».
Отец Силуан на это ответил:
— А я думаю, что тут совсем другая причина, а не то что неспособность русских. Потому, я думаю, это, что русские люди первую мысль, первую силу отдают Богу и мало думают о земном; а если бы русский народ, подобно другим народам, обернулся бы всем лицом к земле и стал бы только этим и заниматься, то он скоро обогнал бы их, потому что это менее трудно».

Я всем сердцем согласен с этой мыслью преподобного Силуана, только... Не отдает уже русский человек первую мысль и первую силу Богу. Но и к земле лицом не обратился: слишком сильно притяжение той - уже оставленной и забытой жизни. Притяжение неосознаваемое, таинственное... Так и застыл русский человек на полпути, ни туда, ни сюда. В этом и трагедия его. Наша то есть.