March 7th, 2014

Себе самому - программа на пост

Первая седмица поста всегда особенная, как и Страстная. Происходит глубокая внутренняя "перенастройка", появляется - хотя бы в какой-то мере - та цельность, которая обычно столь труднодостижима. Сердце смягчается, умиротворяется. Не хочется ни о чем и ни о ком говорить, тем более судить, не хочется ничего, что может лишить этого так редко переживаемого состояния... И как легко это все потом "уходит", растрачивается, теряется, когда позволяешь себе немного расслабиться на второй седмице! На третьей уже унываешь, скорбишь оттого, что вот - было и нет уже. На Крестопоклонной снова собираешься, подтягиваешься, но не так, как вначале. И опять расслабляешься. И только Страстная вновь заставляет встрепенуться - уже уставшего, "истощенного", ждущего Пасхи не только как духовного торжества, но и как возможности "утешиться" наконец праздничной трапезой. На Светлой же, когда утренние и вечерние молитвы заменяют коротенькие пасхальные часы, когда всюду пасхи и куличи, сжатая до того пружина распрямляется совершенно. И понимаешь: что приобрел, опять все растранжирил. И остается только ждать, когда пройдет год и настанет Четыредесятница. А лучше бы не так... Лучше бы выдержать этот период, не теряя напряжения - пусть не максимального, не предельного, но хоть какого-то! Не делать постоянно шаг вперед и два назад, не чередовать собирания с расточением. И не относиться к Пасхе именно как к "разрешению на вся" - и на безделье, на праздность, на пустоту внутреннюю в том числе. Тогда правда можно оказаться хоть и не великим, но удачливым все же "купцом", можно обогатиться духовно и не промотать все потом...

Родная Украина, родной народ

Невозможно, мне кажется, со спокойным, не болезнующим сердцем смотреть на многотысячные демонстрации в Донецке и Харькове (не говоря уже о Крыме), скандирующие главным образом одно слово: "Россия!". Для этих людей в нем все - и надежда, и любовь - к некогда единой Родине, и доверие по отношению к нам, что не бросим, не забудем о них. И понимаешь, что те, кого видишь на этих кадрах, родные нам, их судьба неотделима от нашей, мы не можем, не имеем права жить так, словно их нет. Хотя бы потому, что беда, вломившаяся сегодня в их дом, не обойдет и нашего. Это - к вопросу о "российской агрессии", "нарушении суверенитета", "попрании норм". Мы в ответе за тех, кто надеется на нас и с кем мы, несмотря ни на что, на самом деле по-прежнему один народ...