igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

На Покаянном каноне, в понедельник первой седмицы Великого поста

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
Прошел, братия и сестры, еще один год нашей жизни, незаметно еще немного приблизивший нас к порогу вечности, иного, еще неведомого для нас бытия. Вновь наступил Великий пост, время в жизни Церкви и в жизни каждого христианина особенное, время сугубого внимания человека к себе, к своей душе, время покаяния. Господь как никогда близок сейчас к нам, готов принять наше раскаяние, утвердить нашу решимость оставить свои грехи, уврачевать причиненные нам страшным оружием греха раны.
И мы в эти дни, в первые дни наступившего поста действительно оставляем обычно кажущиеся неотложными дела, приходим в храм и внимаем удивительным словам Великого покаянного канона, этого непостижимо глубокого творения святого пастыря Критской Церкви. Перед нашим мысленным взором проходят библейские образы греха и добродетели, вся история человечества в восстаниях и падениях ее героев предстает перед нами в какие-то кратчайшие мгновения, открывается для нас поразительно сильно и ярко. И можно видеть, как изменяемся мы вдруг, как погружаемся в самих себя, какими неожиданно глубокими, сосредоточенными становятся человеческие лица, какая скорбь появляется в глазах, из которых порой неудержимо скатываются одна за другой непрошеные слезы.
И стоит ли тому удивляться? Сколько наших собственных падений вспоминается нам в эти минуты, сколько греха видим мы в своих сердцах! И, напротив, какой нищей в добродетели оказывается наша душа! Мы видим вдруг, какой удивительный дар — эту бессмертную душу — дал нам Господь, еще прежде самого творения замысливший нас как нечто непостижимо прекрасное и совершенное, предназначенное для высочайшего блаженства, для радости, выразить которую не может ни человеческий, ни ангельский язык. И как же преступно небрежны мы были с этим даром, сколько было допущено ошибок, сколько темных пятен покрыло некогда ослепительно белое, точно из небесного света сотканное одеяние души. И как же больно, как тяжко это сознавать!
Но вот настает мгновение, когда весь храм, все люди в нем, как один человек, опускаются на колени. И на какое-то краткое мгновение наступает вдруг тишина, и затем в этой тишине раздается такой страшный, такой поразительный вопрос и одновременно призыв:
Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается и имаши смутитися, воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй!
Господи, какой же страх, какой трепет, овладевают человеком, когда он слышит эти слова! Ведь действительно сон, сон есть наша такая обыденная, такая обычная и такая пропитанная грехом жизнь. Каждый день, каждый час, каждое мгновение в этом болезненном, в этом ужасном сне мы грешим, прогневляем Бога и сквозь сон говорим самим себе: «Да, конечно, все это плохо, это никуда не годится, это, наконец, просто невыносимо. Это все надо прекратить, исправить. Но только не сейчас. Позже, потом, когда-нибудь…».
Мы спим, но враг наш не спит никогда. Его ненависть расставляет на нашем пути все новые и новые ловушки греха. И мы попадаем в них, и снова грешим, больше и тяжелее. Он знает, чего ждет, а мы не знаем, мы не понимаем, как понимает он, что конец наш приближается день ото дня. Уже нет кого-то из наших близких, старость свела их в могилу. Вот кто-то из наших друзей и ровесников оставил нас, болезнь или несчастный случай преждевременно исторгли его из этого мира. Вот кто-то совсем юный, куда моложе и здоровее нас, по непостижимым судьбам Божиим, ушел в мир иной. Кому ведомо, когда прервется нить нашей жизни, когда мы предстанем пред нелицеприятным и праведным Судией? Скорее всего, случится это совершенно внезапно, совсем нежеланно для нас. И как же тогда смутимся мы, какая скорбь овладеет нами, как захочется что-то изменить, что-то исправить, сделать то самое, о чем так часто напоминала прежде совесть! Но будет поздно, и уже ровным счетом ничего нельзя будет изменить…
И потому,— слышим мы этот призыв,— ныне, сейчас, воспряни душа, когда так близок к тебе всегда везде сущий и все наполняющий Собою Господь. Воспряни от своего сна, вспомни все, в чем обличала тебя неподкупная мучительница-совесть, вспомни все, что говорила она тебе, вспомни и исполни это, чтобы пощадил тебя Христос Бог, чтобы любовь Его не жгла тебя потом как вечный укор, как нестерпимое обличение в том, что ты так и не откликнулась на нее. Чтобы эта любовь не стала для тебя неугасимым огнем.
И если, братия и сестры, не будет этот призыв тщетен, если мы его услышим, откликнемся на него, если действительно изменится наша жизнь, то какая же радость будет о том на небесах, как возрадуются о нас Ангелы Божии, как возрадуется о нас обретший заблудшую овцу, потерянную драхму наш Владыка Господь! Он осушит наши слезы, исцелит измученные, изболевшиеся сердца, и мы вдруг поймем, что нет в нашей жизни, доколе еще не восхитила нас из нее смерть, ничего непоправимого. Господь, творящий все из ничего, несуществующее называющий существующим, в ничто обращает наши грехи и делает их как бы никогда не бывшими, и не вспоминает о них более, если только мы сами не воскрешаем память о них их повторением.
Наша душа, эта пленница страстей, эта беспутная странница, вдруг, в каком-то благодатном прозрении вспоминает, что она — прекрасная невеста Христова. И она плачет — теперь уже от счастья, от радости, что не возгнушался ею Жених, не отверг, не прогнал прочь от Своего лица, а все так же любя, омыл, очистил, вновь украсил и привлек еще ближе к Себе.
Подобное сему и даже неизреченно большее того дает, братия и сестры, Господь пережить человеку в эти действительно благодатные, такие удивительные, совсем непохожие на другие дни — пережить на службе, в храме, когда звучат слова Канона и, кажется, в самом биении наших сердец раздаются такие простые и все собой объемлющие слова: Помилуй мя, Боже, помилуй мя!
…Но мы выйдем, братия и сестры, из этого храма на улицу, нас встретит наш привычный обольститель — мир, все та же жизнь, такая завораживающая, такая усыпляющая будет окружать нас. И враг так же, как и прежде, будет нашептывать нам на ухо: «У тебя еще есть время, узнай то, чего ты еще не узнал, вкуси той сладости, которая тебе уже отчасти знакома, согреши и покайся, и милостивый Господь снова примет тебя. Пост пройдет и наступит другой пост. Смерть далеко, и время у тебя еще действительно есть!..». И как же важно, чтобы не поддалась на речи льстеца наша душа, как же важно, чтобы вновь не уснула она сном лености, ходатайствующим ей вечную муку!
Пусть скажет каждый самому себе: «Да, кончится пост, а затем придет новый пост. Но кому ведомо, вступлю ли в него я? Быть может, эта Пасха станет для меня последней на земле, а следующая будет уже вечной, и смогу ли я насладиться ею, зависит от меня, от моего мужества, от моей трезвенности, от моей ненависти к греху и верности Богу». И если почувствуем мы, что сон овладевает нами, что грех снова опьяняет и одурманивает нас, возбудим душу свою, воскликнем ей: Востани, что спиши!
Не для радостей, не для забав и веселья вошли мы, братия и сестры, в этот мир. Мы странники, мы пришельцы в нем, и нет здесь для нас подобающего места или града, но к граду грядущему должны стремиться мы, должны искать к нему путь покаянием. А покаяние не может быть легким и бесскорбным. И оттого-то жизнь, которая есть поприще покаяния, кажется нам порой невыносимо тяжелой.
Но, знаете, Великий пост сравнивают иногда с сорокалетним странствием иудеев по египетской пустыне, странствием в поисках Обетованной Земли. Это был трудный путь — через безбрежные пески, под палящим солнцем, при постоянном страхе перед многочисленными и жестокими врагами. Но и на этом пути утешал Господь Свой народ. И вода источалась из камня, и море расступалось перед иудеями и покрывало, как погребальная пелена, воинство фараона, и манна, точно дивный ангельский хлеб, посылалась с неба. И нас, в нашей жизни, которая тоже есть странствование по страшной и жестокой пустыне, тоже есть Великий пост, также нередко утешает и радует Господь.
Но самая большая радость бывает, братия и сестры, для человека, который сознательно обрек себя на все лишения поста, когда наступает Пасха, когда слышит он, как сначала тихо, а затем все громче и громче звучат эти удивительные слова: Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити . И уже не помнит он тогда своих трудов и скорбей, воздержания от пищи и коленопреклонений, но чистая, светлая радость наполняет его сердце.
Подобно тому и эта жизнь со всеми бедствиями и горестями ее обязательно кончится, пройдут семь дней бытия этого мира и наступит непостижимо прекрасный, вечный восьмой день, когда Бог станет всяческая во всех, когда Он Сам станет радостью, наполняющей человеческие сердца.
Поэтому будем, братия и сестры, мужественны и терпеливы, будем неусыпно бдительны. Да и на самом деле, так ли долго наше ожидание, так ли продолжителен труд? Ведь воистину слышим мы, как в полуночной тьме этого мира грядет к нам нетленный Жених наших душ Христос, и потому блажены и треблажены те, кого обрящет Господь бдящим. Ибо уже не на земле бренными устами, но в прекрасном Небесном Царстве, во едином лике с Ангельскими воинствами будут они вечно петь даровавшее нам нескончаемое блаженство, венчающее своим непобедимым торжеством Великий пост этой жизни славное Христово Воскресение. Аминь.
Tags: пост, проповеди
Subscribe

  • Будет гнаться всю жизнь...

    "Милость Твоя, Господи, поженет мя вся дни живота моего" (Пс. 22, 6) - какие же это утешительные, вселяющие в сердце безусловную надежду на помощь и…

  • Почему я не молюсь так всегда?..

    Когда в комнате темно, мы раздвигаемся шторы, и солнечный свет проникает внутрь, наполняя собой пространство, утешая, радуя, согревая. Мы не видели…

  • О воле Божией

    Как узнать, что угодно Богу от тебя? Прежде всего – стремиться к тому, чтобы жить по воле Божией, стремиться всем сердцем. Но, кроме того, быть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Будет гнаться всю жизнь...

    "Милость Твоя, Господи, поженет мя вся дни живота моего" (Пс. 22, 6) - какие же это утешительные, вселяющие в сердце безусловную надежду на помощь и…

  • Почему я не молюсь так всегда?..

    Когда в комнате темно, мы раздвигаемся шторы, и солнечный свет проникает внутрь, наполняя собой пространство, утешая, радуя, согревая. Мы не видели…

  • О воле Божией

    Как узнать, что угодно Богу от тебя? Прежде всего – стремиться к тому, чтобы жить по воле Божией, стремиться всем сердцем. Но, кроме того, быть…