?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В издательстве Саратовской митрополии вышла книга игумена Нектария (Морозова) «Труд пробуждения». Это книга представляет собой сборник проповедей, произнесенных священником в период с 2000 по 2003 гг. на Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в Москве.
Жанр проповедей — довольно сложный для чтения на бумаге. Что такое вообще проповедь? Это часть богослужения, в которой служащий священник разъясняет прихожанам смысл читаемого на службе отрывка Евангелия или Апостола, праздника или говорит о том святом, чей день памяти совершается. Это все-таки устный жанр, для которого очень важно общение лицом к лицу. Возможно, я что-то додумываю, но мне кажется, говорящий проповедь священник ориентируется на аудиторию, исходя из своего знания прихода. Не раз в проповедях своих знакомых батюшек я слышала ответы будто бы на мои вопрошания. Вот поговорили во время исповеди, а во время проповеди батюшка говорит именно о том, о чем мы говорили. Я далека от мысли, что становлюсь музой, вопросы мои обычные, и вполне возможно, что десять человек в один и тот же день пришли с теми же проблемами, но факт в том, что эта зависимость от аудитории действительно существует.
И тогда встает вопрос: зачем же издавать сборники проповедей, раз это жанр устный и достаточно личный? Это всё же разговор с определенной аудиторией, да и время не просто так выбрано, а именно на службе. Зачем же? Игумен Нектарий так объяснил замысел книги на её презентации: «У митрополита Антония Сурожского есть такая близкая и дорогая мне мысль. Проповедь не может быть донесена до прихожан, если она не коснулась сердца самого священника. При подготовке этого сборника я перечитал то, что говорил в разное время, и понял, что меня самого многое из сказанного до сих пор трогает. А значит, эти рассуждения могут оказаться полезными и для других, как мне кажется».
Так зачем же читать? Хотя бы потому, что стиль автора увлекает сразу же. Автор обладает удивительной способностью — в своих текстах не обличать, не давать конкретных ответов, а приглашать размышлять. Отец Нектарий говорит о самом важном так, что хочется самостоятельно в этом важном разобраться.
«Ищет Господь людей, которые могли бы откликнуться на Его призыв, и сегодня. И поверьте, что и мы можем слышать этот призыв, обращенный к нам, для этого надо всего лишь упразднить свое сердце от земных попечений и забот, от страстной привязанности к благам этой жизни и решиться во всем без изъятия быть послушными нашему Создателю и Владыке.
Этот призыв может прозвучать из уст других людей, может открыться нам в обстоятельствах самой жизни, может тихо и сокровенно известиться нашему сердцу. Но, вы знаете, братия и сестры, иногда, слыша такое призвание и ощущая реальность Божественного бытия, реальность близости Бога, человек испытывает не радость, а страх».
Кроме того, сомнение в необходимости издания сборника проповедей возникает и по другой причине. Есть такое понятие, как «годичный богослужебный круг». Время циклично: из года в год мы отмечаем одни и те же праздники, вспоминаем одни и те же события. Память некоторых святых и вовсе отмечается несколько раз в год. Каждый раз за литургией священник произносит проповедь о том, что же Церковь в этот конкретный день вспоминает. Казалось бы, зачем людям, живущим церковной жизнью не первый год, слушать вновь и вновь эти объяснения? Да и новоначальным зачем? Всю необходимую информацию сейчас можно найти и в книгах, и в интернете.
Действительно вроде бы мы все знаем всё: и Евангелие читали, и жития святых, и даже толкования на Священное Писание открывали. Однако при всем этом процесс познания мира, и в том числе смысла церковных праздников и других памятных дат, бесконечен. Нас ведь не удивляет, когда, перечитывая классику, мы открываем для себя что-то новое. Не удивляет, когда при возвращении в какое-то место, где раньше бывали, замечаем что-то неувиденное в прошлые разы.
А еще один очень важный элемент познания — это другой человек со своим взглядом и своими эмоциями. Обмен мнениями о прочитанном и увиденном всегда нужен и полезен.
Проповедь, конечно, нельзя приравнять к обмену мнениями. Это другой жанр. Проповедь обращена не к конкретному человеку, а ко всем. А это совершенно разные люди — и по возрасту, и по уровню образования, да и просто по степени готовности слушать и слышать. Но при этом нельзя отрицать некоего сходства. Проповедь — это не единый шаблон, не один и тот же текст, повторяющийся раз в год, это каждый раз немного новый взгляд на одни и те же события, при этом взгляд личностный. Священник, обращающийся к людям, говорит не отстраненно, он говорит о том, что понял и осознал о происходящем сам.
«Тяжело бывает, братия и сестры, в пути долгом и претрудном. Изнемогает человек порой, так и хочется ему остановиться, оставить эту столь непростую дорогу, особенно если кругом мрак и тьма осязаемая. Но если видит он в этом мраке где-то далеко впереди свет, то укрепляются его силы, ободряется дух надеждой, что скоро достигнет он теплого и уютного пристанища, где успокоится наконец от своих трудов.
Поэтому и нам, братия и сестры, всегда должно помнить о том пристанище, которое ожидает по милости Божией верных христиан, помнить о рае, прекрасном Царствии Небесном, прислушиваясь к свидетельству тех угодников Божиих, которые еще при жизни за великие подвиги свои и труды сподобились видеть его и постарались поведать о нем нам».
Читать эту книгу можно по-разному. Можно читать её целиком, благо стиль автора увлекает сразу. А можно — постепенно. Например, собираясь на службу, прочесть соответствующую этой неделе или этому празднику проповедь. А можно и сочетать, периодически возвращаясь к тем или иным текстам. Главное, как кажется, это то самое стремление к познанию и осмыслению происходящего из года в год, в котором эта книга может помочь.
Для знакомства наших читателей с изданием ТЕЗИС.ру публикует один из его отрывков.
*** Неделя девятая по Пятидесятнице. О Сильнейшем природы.
(Евангелие от Матфея, глава XIV, стихи 22–34)
И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий. И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую.
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
Мы часто говорим, братия и сестры, о том, что наша жизнь скоротечна, что дела ее по большей части суетны, что и скорби, и радости ее ничего не значат перед той вечностью, которая вот-вот откроется для каждого из нас. И стоит лишь увериться, что это действительно так, как тут же рождается в душе вопрос: а чего же ради даровал нам тогда Бог эту жизнь, какое значение имеет она и все, что в ней происходит? Неужели же это всего-навсего лишь игра, к которой не стоит даже относиться всерьез?
Нет, конечно, жизнь не игра, это драгоценный дар, призвание от небытия к бытию, возможность получить вечное блаженство или же, напротив, опасность быть осужденным на столь же вечное мучение. Просто мы должны понять, что заслуживает в нашей жизни внимания, что в ней по-настоящему важно, а что второстепенно, что действительно суетно и скоропреходяще.
Существенное значение этой земной жизни заключается, братия и сестры, в том, что она есть дорога, на которой человек, если можно так выразиться, встречает или обретает Бога. Все события ее, радости или скорби, удачи или неудачи,— это различные пути к познанию Бога, к усвоению Ему, к соединению с Ним. Через них, через эти события и обстоятельства, Господь постепенно открывается верующей в Него душе, дает познать Свою премудрость и благость, Свое всемогущество и Свою любовь. И здесь важны собственно не обстоятельства, а наше отношение к ним, поскольку обстоятельства остаются здесь, на земле, а наше отношение к обстоятельствам и обусловленное ими поведение ходатайствуют нам либо райское наслаждение, либо адскую муку.
Господь не скрывается от нас, Своих любимых созданий. Желая ввести нас в теснейшее общение с Собой, Он желал бы и открыться нам. Но беда в том, что после грехопадения праотцев взоры человека отвратились от неба и обратились к земле, ум человеческий стал вещественным, плотским. Земные цели и земные интересы настолько поглотили внимание человека, что ему невыносимо трудно сделалось обратить это внимание к своему Творцу; человек, скажем так, разучился видеть Бога.
Господь же, зная такую человеческую немощь, не лишил нас все же Своей милости, но даровал нам способ приблизиться к Нему и узреть Его. Господь даровал нам на жизненном пути искушения, без которых, как говорят святые отцы, не спасся бы ни один человек. Искушения и сопутствующие им скорби поневоле отвращают человека от пристрастия к земному, отнимают у мирских радостей их сладость, заставляют искать иных, небесных утешений, в них и только в них находить для себя истинную отраду.
В сегодняшнем евангельском чтении, братия и сестры, в немногих словах, едва ли не самым полным образом выражена сущность всего нашего земного пути. Господь повелевает Своим ученикам войти в лодку и отправиться на другой берег Галилейского моря без Него. Наступает ночь, темнота, в которой ничего видно, дует встречный ветер, лодку бьют волны, страх наполняет души учеников. И в это время им является Спаситель, идущий по водам и как бы намеревающийся пройти мимо них. Видя Его и не понимая, что это Он, ученики исполняются еще большего страха: им кажется, что они видят призрак, ужас заставляет их кричать. Но неожиданно они слышат знакомый голос, говорящий им: Ободритесь; это Я, не бойтесь.
Подобным образом, словно в некое море разнообразных испытаний и треволнений, вводит нас Господь в эту жизнь. Даровав нам ее, оживотворив Своим Божественным дыханием, Он затем как бы скрывается от нас, предоставляет самим достигать противоположного берега, который есть смерть, переход от времени к вечности. Ночь следует в этом плавании за днем, буря за тишиной, постоянства найти в нем невозможно. Но когда посреди бури искушений, среди ночи неизвестности делается нам по-человечески невыносимо тяжело и даже страшно, именно тогда Господь становится всего ближе. А мы, не познавая Его благости и милосердия, подобно ученикам, пугаемся порой еще больше. Мы действительно видим какие-то призраки. Милость Его кажется нам жестокостью, сострадание грозным судом, а путь, ведущий ко спасению, представляется верной гибелью.
И вот здесь-то и становится по-настоящему очевидным, что вера — это не только величайший дар, но и величайший подвиг. Маловерие — вот, наверное, наша самая страшная беда. Человек, только-только приходящий к Богу, должен поверить, что Господь действительно есть. И это дается многим. Но вслед за тем необходимо сделать следующий шаг: человек должен поверить, что Господь действительно есть Господь всего существующего, что все находится в Его власти, все происходит в соответствии с Его премудрым Промыслом. Человек должен понять, что все, решительно все в этой жизни происходит либо по благому изволению Божию, либо по попущению Его, что в ней нет и не может быть ничего случайного, чего-то ненужного, каким бы пустячным и незначительным оно ему не казалось. И это — обретение истинной веры — уже много труднее.
Однако и уверовав, и познав, что Бог всеведущ и всемогущ, человек должен познать и то, что Бог истинно есть любовь. А вслед за тем от человека требуется подвиг наитруднейший — всецело довериться Богу, вверить Ему, как бы вложить в Его всесильные руки всю свою жизнь со всем, что только в ней есть.
Однако это всецелое доверие не только подвиг, но и драгоценнейшее сокровище, то единственное, что может доставить человеку среди всех перемен и превратностей жизни блаженный, ничем не колеблемый покой. Человек, вверивший себя Богу, как бы предоставляет Ему и действовать в этой жизни вместо него. И Господь, творящий чудеса, превращает в чудо самое бытие такого человека. Господь по преимуществу тогда действует в нашей жизни, когда мы молимся Ему. Но доверие, как говорил известный афонский старец Паисий, по действию своему и есть некая непрестанная, теплейшая молитва Богу.
Апостол Петр, видя Спасителя и, точно еще сомневаясь, Он ли это, просил: Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. И совершилось непостижимое: услышав в ответ: иди, апостол ступил на воду и пошел по ней, пошел так, как ходил всю жизнь по земле. Таким образом Господь показал Петру, что перед ним действительно Он, показал, что для Него возможно все. Однако стоило апостолу пройти лишь несколько шагов, как сильный ветер и вздымающиеся волны вновь заставили его испугаться, он точно забыл, что рядом находится Тот, Кому подвластны и ветер, и море, и он сам. И сразу водная стихия перестала удерживать его на своей поверхности, он начал тонуть, и из его уст, а скорее из сердца исторгся отчаянный крик: Господи! спаси меня.
Тотчас простер Господь руку утопающему ученику, поддержал его. Но услышал Петр и слово укора: Маловерный! зачем ты усомнился? Ведь если бы ты не допустил сомнению войти в твое сердце, то ни море, ни ветер не причинили бы тебе вреда. От тебя требовалось лишь одно — верить Мне и надеяться на Меня».
И только лишь вошел после этого Христос вместе с Петром в лодку, как ветер утих, и ученики, пораженные всем виденным и пережитым, поклонились Ему и единодушно исповедали обретенную ими веру. Истинно Ты Сын Божий,— сказали они.
К сожалению, братия и сестры, мы в большинстве своем не можем все-таки до конца понять, что же это такое — вера во Христа, Сына Божия, сошедшего с небес для того, чтобы спасти нас. Нам кажется, что все это было когда-то. Когда-то Христос ходил по этой земле, исцеляя всякую немощь в людях, возвращая зрение слепым, слух глухим, воскрешая уже умерших. Когда-то ученики видели и слышали Его, говорили с Ним сами… Мы не можем поверить, что точно так же Господь постоянно присутствует в нашей жизни, точно так же врачует безнадежно больных, избавляет от смерти, укрепляет и утешает. Не можем поверить, что Он точно так же слышит каждое наше слово, что и мы, подобно апостолам, можем слышать Господа, достаточно только взять в руки Его Святое Евангелие.
А ведь все это и на самом деле именно так. Но почему же нам так трудно бывает верить? Почему, когда мы читаем Евангелие, наше сердце так часто остается холодным, почему слово Господне не входит в него и не воцаряется в нем? Как приобрести ту живую веру, которая делает человека причастником жизни вечной, как приобрести то доверие Богу, которое превращает в чудо уже эту, земную жизнь? Какой ценой приобретаются эти сокровища? А плата за них, братия и сестры,— то самоотвержение, с которым подъемлется крест и совершается следование за Господом, заповедованное нам Им Самим. Откажись от себя ради Христа, от своей земной мудрости, от своих земных желаний, от своей земной воли, и Он воздаст тебе за них дарами небесными и бессмертными. Но именно это — отказаться от себя — оказывается труднее всего. И мы часто предпочитаем отказаться вместо этого от того, что предлагает нам взамен Господь.
Потому мы и не доверяемся Ему, мы точно боремся со всесильным Богом, понимая в глубине души, чего желает от нас Он, делаем противное тому. И когда таким образом мы отступаем, отходим от Бога, мы уже не можем в полной мере надеяться на Него. Нам остается надеяться лишь на свои немощные человеческие силы. И отсюда — страх и тягостное беспокойство, постоянные колебания и сомнения, превращающие в нестерпимую муку всю нашу жизнь.
Но будем помнить, братия и сестры, что рано или поздно наша лодка достигнет другого берега: мы приблизимся к смерти. И что будет тогда со всеми нашими человеческими надеждами, на что сможем мы опереться, на чем успокоиться в тот действительно страшный час?
И грешнику, братия и сестры, и праведнику не на что будет надеяться тогда, кроме милости Божией. И тот, кто надеялся на Бога в течение этой жизни, надеялся, потому что совершенно доверился Ему, победит в тот час своим упованием страх неизвестности, приблизится к Богу, и Бог приблизится к нему и Сам защитит от страшных бесовских мытарств.
А того, кто, веря в Бога, не находил в себе мужества доверять Ему, захлестнет в это время волна отчаяния, которое отторгнет его от Бога, лишит дерзновения к Нему, предаст власти страшных душегубителей-демонов. И, словно осуждение еще до суда, будут звучать в ушах его горькие слова: Маловерный! зачем ты усомнился?
Страшно, братия и сестры, даже и думать об этом. Но страх этот — страх спасительный. Дадим ему овладеть нашим сердцем, не будем заглушать его в себе, прятаться от него. Укрепившись в нашей душе, возобладав ею, он освободит нас от ослепления, свойственного людям. Он даст нам разум познать цену временного и вечного, даст силы отказаться от земного ради небесного. И тогда уничтожится та преграда, которая стоит между нами и Богом. Тогда мы действительно сможем довериться Ему, познаем, какая это радость: идти по жизни, подобно Петру по волнам, каждое мгновение ощущая десницу Божию, поддерживающую и укрепляющую нас. И самая смерть не устрашит нас тогда, но как по жизни вел нас Господь, так и эту грань между временем и вечностью поможет Он преодолеть нам без страха и Сам введет в Свое вечное Царство, в то Царство, которое есть удел всех до конца поверивших Господу и потому до конца возлюбивших Его. Аминь.
Автор Ирина Кислина
Источник: ТЕЗИС.ру

Comments

( 15 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Mar. 15th, 2016 08:44 pm (UTC)
"Жизнь в полном доверии Богу становится чудом" - правда?

Мне очень дорог и близок вот этот рассказ из Евангелия, когда Петр оставил лодку и бросился в море, потому что Господь его ждал. Столько в этом доверенности, любовного безрассудства, и столько надежды и отеческой надежности и попечения... Один из самых мне понятных. Понятных с обратной стороны - у меня все наоборот, я в основном всегда сижу вцепившись в лодку.
igumen_nektariy
Mar. 15th, 2016 10:18 pm (UTC)
Лодку так болтает порой, что и цепляться бесполезно...
(Anonymous)
Mar. 16th, 2016 06:36 pm (UTC)
У меня нет и такого оправдания. Мою лодку не болтает. У меня спокойная хорошая жизнь (мне просто стыдно думать о том, как живут люди - очень тяжело у нас, - и как живу я, которая всего боится). И болтание лодки, страх того, что ее разболтает - это страх того, чего в реалиях нет (это к Вашей недавней записи о страхах), но в моем воображении он занимает излишнее для призрака место.
Я не понимаю, почему я так боюсь приближения Бога? Почему? Я же страдаю, живя без Него. Может, у других по-другому, но в моей жизни приближение Бога несло с собой исключительно радость, и самую нужную помощь, и обновление, и покой даже в самом центре "болтанки". А все разрушительное что было, было только от моего отступления от Бога. Я не понимаю, если вся жизнь моя убеждает меня в том, что Господь - это благо, откуда тогда во мне этот страх? И недоверие? Почему я такая? Почему я такая какая есть?
Меня очень печалит это недоверие. Потому что меня это разлучает с Богом. Все эти призраки и химеры из подвала. Я не хочу делить свою жизнь на что-то для Бога, а что-то для себя, потому что есть в этом какая-то недостаточность, и... неправда? Но каждый раз как я хочу попросить Бога о том, чтобы все мое было для Него, я чувствую какое-то сопротивление страха, опасения в себе, и мои слова не могут быть совсем искренними. Значит, Господь их не слышит? Не принимает? Может, не сильно себе ломать над этим голову, но просто жить и спокойно встречать те обстоятельства, которые Господь посылает? Но ведь это может быть длиться долго, может
всю жизнь?! - а я хочу брачного союза в этой жизни! Я хочу чтобы моя жизнь была таким союзом - сейчас.
(Anonymous)
Mar. 16th, 2016 06:50 pm (UTC)
Но ведь я не хожу давно уже (больше года) в церковь, не исповедуюсь и не причащаюсь. Может, и в этом можно усмотреть причину? Может и здесь стоит поискать ответ? Может следует подумать о восстановлении отношений с Церковью?
(Anonymous)
Mar. 30th, 2016 08:54 pm (UTC)
Хотя как я могу желать восстановления отношений с тем, чего боюсь, чему не доверяю и к чему (прости, Боже!) отношусь по этим причинам враждебно и оборонительно? Нет, не могу я этого желать.
(Anonymous)
Mar. 31st, 2016 09:30 am (UTC)
Знаете, батюшка, что меня как-то по особенному "зацепило" уже давно при первом просмотре фильма "Сталкер" и до сих пор продолжает отзываться какой-то мистической глубиной во мне - вот когда там, сам Сталкер, кажется, говорит, что вот она цель, вроде как обозрима, и недалека, а напрямую к ней не пойдешь - погибнешь, нет дороги. Мне кажется, если это и не про все, то про очень-очень многое. Тебе кажется, что ты можешь хоп-хоп - все хряпнуть, везде оказаться, все себе устроить, захотел - сделал, вот цель - вот ты, можно шагать напропалую. А не получается шагать напропалую. Ничего не получается вне напряженного вслушивания в себя, и куда и как сложится твой маршрут в таком случае никогда определенно неизвестно, хотя цель вроде как ясна, и вроде как чуть не под носом. Но это иллюзия, что она под носом. Вне напряженного вслушивания в себя - чтобы не сбиться с той незримой дороги (как в "Сталкере"), которая единственно настоящая и может куда-то привести на самом деле, - и полагания на то, что Господь, который хочет моего спасения больше чем я сама, каким-то непонятным, загадочным для меня образом как-то меня на эту дорогу увлекает - как я полагаю, поддерживая во мне жизнь, окружая меня теми или иными обстоятельствами. Получается, что это в каком-то смысле путь в слепую, но это не должно пугать, и наверное меня не пугает - ведь я уже в объятиях Господних - чего бояться?


(Anonymous)
Mar. 31st, 2016 12:03 pm (UTC)
Отсюда для мне открываются два вывода: все может дать только Господь, только Господь может дать человеку что-либо, Господь и в этом прямом смысле - Источник жизни.
И еще - в обход самого себя ничего стяжать нельзя, не получится, никого не обманешь, не словчишь, если сам не двинешься в путь со всем своим скарбом, никакими граблями себе в пещерку ничего не затянешь.
(Anonymous)
Apr. 1st, 2016 10:29 pm (UTC)
Может быть, это вопрос ориентации? Ты либо внешне ориентирован, либо как-то по-другому.
Может быть, Церковь - это не просто то здание из кирпича, что через дорогу, а что-то иное? И прийти в Церковь - это вовсе не просто перейти эту дорогу, а нечто иное? А вижу ли я настоящую Церковь? А не мешаю ли я себе увидеть ее своей ориентацией на строение через дорогу и упорным желанием эту дорогу технично и мускулисто перейти и "воцерковиться" по полной программе?
Что такое настоящая Церковь? Может быть, колодец без дна? Бездонный колодец?
Значит, только Господь и может показать настоящую Церковь? Ввести в настоящую Церковь? Значит, и здесь можно ничего не придумывать, не взваливать на себя каких-то неразрешимых задач? И здесь можно отдаться той волне, которая прибъет, куда надо? И бросить попытки заставить мускулы топать через дорогу при полном сопротивлении этому естества?

Значит, есть надежда, что есть и другая Церковь? Живая как вода. И в ней нет того концлагерного мертвящего ужаса технически-арифметически рассчитанного плана по спасению души посредством точного и безупречного следования намертво утвержденному одного и того же для многих каземата графика отправления духовных упражнений?

Значит, настоящая Церковь - это тайна внутри меня?
(Anonymous)
Apr. 1st, 2016 10:40 pm (UTC)
Я боюсь той церкви, что через дорогу. Она внушает мне только ужас и отвр... Потому что соединяет в себе все что я люто ненавижу - рабство, оскопление духа, лицемерие, расхищение всякой интимности, разорение сердца.
Милый отец Нектарий, извините, что я так говорю. Вы, если можно, все равно на меня, пожалуйста не сердитесь.
(Anonymous)
Apr. 1st, 2016 10:58 pm (UTC)
Протезы, протезы, протезы. Крыльев ты все равно себе не вырастишь и летать, понятно, никогда не будешь, хоть расшиби лоб в молитве, ног у тебя тоже нет, но вместо ног мы тебе дадим два симпатичных пластиковых протезика, ты их пристегнешь, никто и не догадается, что это не твоя плоть, будут как настоящие - делай то-то и то-то и то-то три раза в день за пол часа до еды, через час после еды, молитва утром, молитва днем, на исповеди не обязательно самой говорить, не важно с чем ты пришел, важно, что мы лучше знаем, в чем тебе каяться, чтобы протезы смотрелись как настоящие - так что забудь о крыльях, пристегни протезы - мы их можем много наделать послушным человечкам, - и считай, что тебе сильно повезло - ты уже почти в Царствии небесном, не то что остальные, глупые людишки, которые не смогут похваляться перед Богом своими сверкающими пластиковыми конечностями с чувством исполненного долга в деле спасения души (или обрубка?)
(Anonymous)
Apr. 1st, 2016 11:04 pm (UTC)
Нет, я не могу идти в эту церковь. Это обман. Они обманщики. Они меня обманули. Я не могу им этого простить. Я не хочу ходить в эту церковь.
(Anonymous)
Mar. 16th, 2016 09:39 pm (UTC)
Отец Нектарий!
(Anonymous)
Mar. 31st, 2016 09:40 am (UTC)
Доверие это же как любовь, правда же?
Я поняла - главное - это любовь. Из нее все проистекает и образуется - и доверие, и смирение, и те вопросы, которые вроде как несут в себе противоречие перестают быть для тебя разрушительны, потому как, не теряя, возможно, своей противоречивости, они остаются на периферии, а в центре - любовь, или, вернее, в центре - Господь, с которым по любви не можешь расстаться.
P.S. Это не значит совершенно, что я так и живу, это только обрывки моих ощущений.
igumen_nektariy
Apr. 2nd, 2016 08:48 am (UTC)
Прошу прощения: совсем запутался в анонимных комментариях. Они настолько анонимны и внутренне противоречивы, что отвечать на них что-либо для меня крайне затруднительно. И не только отвечать, но и прочитывать их.
(Anonymous)
Apr. 2nd, 2016 07:17 pm (UTC)
Простите меня, отец Нектарий. Я нехороший человек.
( 15 comments — Leave a comment )

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner