igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

Categories:

Создавать приход надо по образу общины учеников Христа

Какой должна быть церковная община? Этот вопрос в последнее время обсуждается на разных уровнях. А иногда можно услышать мнение о том, что и не нужен никакой приход мирянину – причащаться можно в любом православном храме и выбирать каждый раз по настроению. И действительно, какая разница, если общины нет нигде…
Почему разговор о приходской жизни сегодня актуален

Общинная жизнь совершенно сознательно разрушалась в советское время. Она, возможно, была далеко не идеальной в период, предшествовавший революции, но за 70 лет советской власти была практически искоренена. Все, кто в то время жил церковной жизнью, вызывали подозрение. Естественно, что многие старались скрывать даже факт посещения служб. О какой-либо внебогослужебной приходской жизни и говорить не приходится. Выходящее за рамки богослужения и требоисполнения общение священника с людьми было зачастую чревато большими неприятностями для него, а в отдельных случаях ему грозило даже уголовное наказание.

Когда в конце 1980-х годов начался период стремительного возрождения Церкви, людей в храмы пришло гораздо больше, чем храмы могли их в то время принять. Организовывать полноценную приходскую жизнь было крайне сложно в условиях, когда священник только и успевал, что откликаться на какие-то самые элементарные запросы: крестить, венчать, исповедовать, причащать, ходить на требы…

Сейчас время уже иное. Сегодня есть возможности возрождения настоящих приходских общин. Но вот в чем беда: большинство пастырей не имеет необходимого опыта. Вот молодой человек ходил в храм, потом поступил в семинарию, окончил ее, принял священнический сан, стал настоятелем какого-то прихода – он волей-неволей будет копировать в своей настоятельской, пастырской деятельности то, что видел как прихожанин. Не имея опыта полноценной приходской жизни, он, став священником и настоятелем, возможно, даже не будет понимать, что ему эту жизнь надо организовывать, устраивать в том храме, куда он получил назначение.

Он будет следовать той модели, модели неправильной, которая сложилась при определенных обстоятельствах, просто потому, что никогда и не видел, как это должно быть на самом деле. Как можно решить такую проблему? Конечно, уделять этому вопросу необходимое внимание во время учебы, но главное – привлекать семинаристов к участию в жизни тех храмов, где приходская община наличествует.
Учиться у Христа

Однако нужно не только стремиться правильно устроить приходскую жизнь, но еще и понимать, какой она должна быть, постараться разобраться, где искать идеал, который будет служить ориентиром.

Образ церковной жизни нам дал Господь: Он создал первую общину.

Со Спасителем, помимо Его учеников, ходили еще и люди, которые не входили в Его ближайший круг. Мы знаем о 12 апостолах, о 70 апостолах, о равноапостольных женах. Совершенно очевидно, что были и другие люди: кто-то служил своим имением, а кто-то – трудами рук своих: приносил пищу, готовил ее, шил и чинил одежду… Всё это было – потому что это было нужно. Вот он, образ церковной общины.

Если мы от этого образа хотим уйти и создать какую-то иную общину, то это может быть некий вид общины или, наоборот, разобщенности, но к христианству это не будет иметь никого отношения. Просто потому, что, если мы хотим быть христианами, нам надо научиться у Христа тому, что делал Он.
Спасаемся общиной

Что представляла собой Церковь первоначально? – Это была именно община верующих. Это было некое единое общество спасающихся, и людям, которые составляли самую древнюю Церковь, слова о том, что они являются единым телом со Христом, были понятны.

Сегодня мы можем наблюдать, как люди, которые годами ходят в храм, исповедуются, причащаются, молятся Богу, читают религиозную литературу, тем не менее относятся к Церкви, по большому счету, как к некоему «комбинату духовных услуг», потому что они приходят в храм для того, чтобы получить то, что им нужно, и уйти.

И дело совсем не в том, что Церкви жалко дать кому-то что-то просто так. Церковь «туне прияла» и так же «туне» отдает. Дело в том, что люди спасаются вместе. Они спасаются общиной.

Человек, который приходит в Церковь лишь для того, чтобы воспользоваться тем, что он там может получить, имеет сознание потребителя. Он потребляет те духовные блага, которые Господь Церкви даровал. Такой человек к Церкви относится как к месту распределения или перераспределения этих благ. И такое сознание, безусловно, порочно. Если человек так думает, так чувствует, даже если он не формулирует так свои мысли, но они у него в подсознании, это, безусловно, для его души не полезно, не спасительно.

Мы спасаемся вместе. Мы спасемся как единое Тело Христово.

В нынешнем обществе человек человеку волк или, как это было очень точно сказано в рассказе «Крестовые сестры» Алексея Ремизова: «Человек человеку – бревно», и живя с таким сознанием, считая другого человека если не волком, то бревном, конечно, невозможно быть христианином, невозможно быть по-настоящему со Христом.

О чем молится Господь? В Своей Первосвященнической молитве Он просит о том, чтобы все были едины. «Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин. 17: 20–21). Это единство в какой-то мере достигается вхождением человека в жизнь конкретной приходской общины и единой жизнью этой общины.

Когда люди одного прихода живут общиной, им гораздо ближе и понятнее мысль, что они составляют единое целое. Если же человек просто приходит в храм, даже не от случая к случаю, а регулярно, но не живет жизнью прихода, то у него такого ощущения церковного единства, безусловно, не возникает.

Более того, в этом есть что-то противоестественное.

Вот человек пришел в храм. У него была какая-то тяжесть на душе – он исповедовался, причастился святых Христовых Таин. У него было желание помолиться в храме – он помолился. Но при этом он совершенно не задается вопросом о том, что за люди стоят рядом с ним в храме, какие у них нужды, какие у них беды. Вообще не знает, кто это такие. Он не задается вопросом о том, почему ему на голову во время службы упала капля. А это, может, потому, что крыша прохудилась. Почему в храме было холодно, почему там не работали батареи, хотя, казалось бы, уже отопительный сезон начался… А может быть, у прихода нет денег на то, чтобы завершить работы по монтажу или ремонту системы отопления. Человек пришел в храм только для того, чтобы получить нужное ему. Все происходящее его интересует поскольку постольку.

Но христианин не может быть потребителем! Если христианин является потребителем, он и к Богу относится потребительски. Жертвенность для жизни христианской – это неотъемлемая составляющая. А где же эта жертвенность, если нет даже элементарного желания участвовать в жизни других людей, в жизни твоего храма?

Кроме того, человек учится жить по-христиански не сам по себе, а в обществе ему подобных. Конечно, наша «обычная» жизнь – на работе, дома – является школой христианской жизни, потому что Евангелие человек может учиться исполнять в любом месте, где бы он ни находился. Тем не менее, он зачастую оказывается среди тех, кому он непонятен, внутренне не близок. И он остается один в некоем практически безвоздушном пространстве.

В храме он рядом с теми людьми, которые точно так же, как и он, стараются научиться жить по Евангелию. Безусловно, общение с ними может ему многое дать. Приходя в храм время от времени, человек может воцерковляться всю жизнь. А если он входит в общину, то процесс его воцерковления идет очень и очень быстро. Дело даже не в том, что вокруг есть люди, которые могут ему что-то подсказать и ответить на какие-то вопросы, – перед глазами у него образ поведения, сам образ жизни окружающих. Это дает ориентиры, за которыми человек может следовать до того момента, пока не окажется в состоянии идти уже совершенно самостоятельно.
Что такое жизнь приходской общины

Безусловно, не существует какого-то единого шаблона, какой-то одной кальки, под которую надо общину создавать, – образец евангельский есть, а шаблона нет. Все люди абсолютно разные: разные настоятели, разные храмы, разные районы, в которых эти храмы находятся. По-разному складывается приход.

Естественно, либо сразу, либо по прошествии какого-то времени вокруг настоятеля образуется некое организационное ядро. Это люди, которые работают в храме: казначей, бухгалтер, завхоз, помощники по разным вопросам – сегодня таких помощников должно быть достаточно много: помощник по социальной деятельности, по катехизаторской работе, по работе с молодежью, по хозяйственной деятельности…

Если эти люди являются не просто наемными служащими, а людьми верующими, тем более прихожанами этого конкретного храма, то они и создают костяк прихода. Должны его, по крайней мере, создавать.

Безусловно, среди них должны быть люди, которые стоят за свечным ящиком. Очень важно, чтобы на этом месте были не какие-нибудь случайные люди, не просто продавцы, а прихожане этого храма, живущие его жизнью. Продавец свечного ящика – первый, с кем сталкивается входящий в храм человек. Если тут будет прихожанин, а не случайный человек, он не будет просто продавать свечки, крестики и принимать записки – он будет стараться помочь новому человеку, в храм придя, остаться в нем.

Вслед за этим основным костяком, естественно, начинает формироваться круг людей, которые регулярно исповедуются и причащаются, часто беседуют со священниками, с настоятелем, разрешая какие-то волнующие их вопросы. Из них формируется уже «вторая очередь» костяка приходской общины.

Очень многое зависит, конечно, от настоятеля. Но пытаться всех срочно объединить, всех построить шеренгами и куда-то повести ни в коем случае не надо. Это ни к чему хорошему не приводит. Все должно, на мой взгляд, происходить совершенно естественно.

В каждом храме есть нужды, есть что делать. В одном храме есть необходимость в уборке территории, в другом – в помощи уборщице внутри храма или в чистке подсвечников. В третьем храме нужны люди в воскресную школу или такие, которые могли бы заниматься организацией паломнических поездок, каких-то занятий с детьми…

Задача настоятеля – находить людей. Общаясь с ними, порой во время исповеди, порой во время беседы понять, что человек конкретно мог бы на этом приходе делать – и не столько потому, что он будет полезен приходу, сколько потому, что и приход будет полезен ему.

Так и складывается ядро общины.
Общее дело

Очень важна установка настоятеля на то, чтобы прихожан между собой знакомить. Он должен постоянно напоминать им: «Вы ходите в один храм, и совершенно естественно знать друг друга по именам, молиться друг о друге и, увидев, что у кого-то что-то случилось, стараться помочь».

К примеру, у пожилой прихожанки перелом ноги, но она пришла в храм на службу. Очевидно, что она с трудом доковыляла на костылях и ей очень трудно будет возвращаться домой. И естественно, кто-нибудь из прихожан, у кого есть машина, довезет ее до дома, а в следующий раз привезет на службу. Если же этого не происходит, значит, ни одного сердобольного человека в этом храме нет.

Когда настоятель задает такой тон взаимоотношений – помощи и сострадания, – люди начинают на него ориентироваться. Есть, конечно, такие, кому это не нужно, кто равнодушен. Это как раз потребители. А есть люди, осознающие, что только такие отношения правильны, естественны.

У каждого человека с христианским сознанием должно быть понимание того, что делать добрые дела – это крайне важно и нужно, прежде всего, ему самому. Он, возможно, не знает, какое доброе дело сделать, а что-то большое и сложное и не может, но когда ему дается шанс сделать что-то конкретное и небольшое, он бывает рад. Отвезти ту же бабушку домой, купить ей продуктов, может быть даже за свой счет, – и вот его душа уже немного спокойнее.

Естественный способ знакомства людей – чтение Псалтири на приходе. Мы этой традиции стараемся следовать.

Псалтирь читается во время многодневных постов «двадцаткой». Собирается группа из 20 человек – по числу кафизм, составляется список, закрепляющий очередность, и каждый день совместными усилиями прочитывается вся Псалтирь. При этом тот, кто читал в первый день первую кафизму, на второй читает вторую и так далее. Заранее каждый из чтецов пишет записки с именами своих близких – живых и усопших, и они поминаются всеми молящимися.

Люди, входящие в такую «двадцатку», знакомятся друг с другом, становятся ближе друг другу. Они друг о друге молятся, молятся о близких. Естественно, что они собираются вместе и на те молебны, которые служатся перед чтением Псалтири. И хотя такое совместное чтение организуется всего лишь четыре раза в году, но оно помогает объединению прихожан. И, разумеется, на приходе таких «двадцаток» может быть и две, и три, и четыре…

Совершенно естественным инструментом для созидания общины являются также воскресные школы для детей и для взрослых, приходские беседы: подобные занятия собирают тех, кто заинтересован в своем возрастании в церковной жизни, радеет об этом.

Всех этих людей – и читающих Псалтирь, и приходящих на беседы и в школы – нужно ориентировать на то, что они должны делиться тем, что они узнают. Делиться в храме и делиться вне храма. Но, конечно, объяснять, что делиться надо доброжелательно и разумно: сказать доброе слово, утешить, рассказать то, что знаешь сам, помочь сделать первые шаги в Церкви, но ни в коем случае не заниматься духовным руководством, наставничеством, обличительством.

Так прихожанин храма начинает чувствовать, что он вместе со священником и вместе с такими же братьями и сестрами одним делом занимается, у него появляется ощущение, что Церковь – это наше общее дело, это наша жизнь.
Взаимное воспитание

В стремлении к организации нормальной полноценной церковной жизни нельзя ни в коем случае создавать какие-то искусственные формы. Не надо создавать на конкретном приходе то, что на этом конкретном приходе не нужно. Допустим, в какой-то приход традиционно ходит достаточно много молодежи. Если на этом приходе есть священник, у которого интерес к скаутской работе или к созданию военно-патриотического клуба, то, естественно, там подобные формы работы могут возникнуть. Если же пытаться их внедрить в приходе, где нет для этого никаких предпосылок, то это будет некое мертворожденное дитя.

Священник должен понимать и знать свой приход. И это знание приходит, когда настоятель занимается образованием прихода, потому что, пока священник занимается образованием прихода, и приход занимается образованием своего настоятеля. Это закономерный процесс, так и должно происходить. Слово пастыря и характер его общения с людьми должны не подделываться, не приспосабливаться, а быть органичными в конкретной среде. Ведь священник не для себя служит. Он служит Богу, но служит для людей.

Такое устроение совершенно естественным образом приводит и к переменам в священнике, который попадает в конкретное место и в конкретный приход. Но изменения эти связаны не с тем, что каким-то образом он спускается на ступень ниже, а с тем, что он ищет как отец, как родитель язык для общения со своими детьми, ищет возможность донести то, что до них донести необходимо.
Наставничество

В древности, когда человек приходил в христианскую общину, его не оставляли самого по себе. Как правило, тот человек, который его туда приводил, отвечал за него в дальнейшем. Или же другой член общины учил новичка началам христианской жизни, а кроме того просто по-человечески помогал.
Это тоже очень важный для современной церковной жизни момент. Настоятель должен знать, кому поручить своего рода «шефство» над вновь пришедшим, кому можно было бы сказать: «Марья Ивановна, вот пришла Дарья Петровна. Вы с ней ровесницы, Дарья Петровна никогда в храм не ходила и ничего о церковной жизни не знает, а вы, Марья Ивановна, здесь уже 20 лет. Поэтому, пожалуйста, возьмите “шефство” над Дарьей Петровной и помогите ей». Или: «Ваня, вы с Петей сверстники, вы даже в одном вузе учитесь. Помоги ему, пожалуйста, объясни, как готовиться к исповеди, к причастию, покажи, где посмотреть расписание богослужений. Объясни, что в храме во время службы происходит».

Естественно, что такое общение даст гораздо больше, чем даже занятия в воскресной школе, например. Занятия в воскресной школе будут давать некие общие знания, а здесь будут даны знания в концентрированном виде прямо из уст в уста, от сердца к сердцу.

В какой-то мере у нас на приходе это есть. Поскольку приход достаточно молодой, ему всего лишь два года, такое его устроение пока в стадии становления, но мы стараемся этот подход активно использовать. Конечно, поручать новичка можно тому, кому действительно имеет смысл поручать. У нас круг таких наставников пока не очень велик. И это люди крайне загруженные. Порой некоторые из них, придя в праздник в храм, всю службу с кем-то разговаривают, потому что человек вот только что пришел и надо ему помочь, надо, чтобы он почувствовал: его ждали. Тогда он придет еще раз и еще. И, возможно, останется в храме.
Вера без дел мертва

Есть еще один момент, имеющий непосредственное отношение к созиданию жизни приходской общины. С моей точки зрения, священник должен быть человеком, который откликается не только на духовные нужды обращающихся к нему людей. Совершенно естественно, что он должен откликаться и на какие-то их материальные нужды. Иногда это может быть материальная помощь; иногда, бывает, нужно похлопотать о чем-то, где-то что-то организовать. А иногда, возможно, и защитить. С чем только люди не обращаются к батюшке!

А может быть и так, что пришел человек, который чего только не успел в своей жизни наворочать, дошел до некоей критической точки, ему грозит смерть. Да, есть ситуации, вмешавшись в которые священник, безусловно, может и себе причинить страшный вред, и своему приходу. Таких ситуаций он должен избегать, он должен понимать, где проходит граница невозможного. Но есть масса ситуаций, когда он может помочь.

Безусловно, помощь – долг священника, но при этом и один из эффективнейших способов миссионерской деятельности.

Священник, конечно, не может заменить собой социальную службу. Он не может накормить всех голодных, он не может поселить куда-то всех бездомных, но, тем не менее, он должен быть настроен на то, чтобы помогать людям в самых разных вопросах. Не отгораживаться от их нужды в своей настоятельской деятельности, в своей повседневной, обычной жизни. Вот пришел бездомный, упал на территории храма, он грязный, нетрезвый, еле языком ворочает. Что с ним делать? Если священник скажет: «Вынести его за ворота храма», то горе такому пастырю. Нет, придется этим бродягой заниматься.

И человеком, который имеет дом и, может быть, достаток, но находится в не менее невменяемом состоянии, тоже надо будет заниматься.

Почему? Потому что для священника лишних, ненужных, не важных людей быть не должно – ведь нет ненужных и не важных людей для Бога. И это тоже один из фундаментальных моментов формирования общины: все важны, никто не может быть лишним.
Источник: Православие.Ru
Subscribe

  • Творчество и пост

    Наверное, каждый церковный человек в какой-то момент сталкивается с этим: наступает очередной пост, и ты вдруг понимаешь, что он… мало что меняет в…

  • Самый главный, самый первый и самый последний вопрос

    Есть ли кто-то, кто, пожив на земле хоть немного, не знает, что это значит – оказаться в тупике? Кого ситуация, люди, состояние здоровья или…

  • Ждать не антихриста, а Христа

    Очень важный для меня самого текст. "Я, как, наверное, и многие священники, отвечаю день за днем на вопросы: «Что же делать, если все это случится?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments

  • Творчество и пост

    Наверное, каждый церковный человек в какой-то момент сталкивается с этим: наступает очередной пост, и ты вдруг понимаешь, что он… мало что меняет в…

  • Самый главный, самый первый и самый последний вопрос

    Есть ли кто-то, кто, пожив на земле хоть немного, не знает, что это значит – оказаться в тупике? Кого ситуация, люди, состояние здоровья или…

  • Ждать не антихриста, а Христа

    Очень важный для меня самого текст. "Я, как, наверное, и многие священники, отвечаю день за днем на вопросы: «Что же делать, если все это случится?…