igumen_nektariy (igumen_nektariy) wrote,
igumen_nektariy
igumen_nektariy

Category:

«В жизни человека нет ничего важнее встречи с Богом» (продолжение)

Ответы на вопросы
Какой должна быть церковная община?
— Какой должна быть, на ваш взгляд, настоящая церковная община?

— Вначале нужно сказать о том, что для нашего времени характерно отсутствие церковной общины как таковой. К сожалению, очень часто бывает так, что в храме община не складывается. Люди приходят в храм на богослужение, молятся в храме, приходят туда во внебогослужебное время о чем-либо помолиться — по каким-либо своим частным духовным или даже житейским нуждам, а вот община в храме не вырастает.

Почему? Наверное, потому, что это зависит, с одной стороны, от воли и усилий настоятеля конкретного прихода, а с другой стороны, от тех людей, которые этот храм наполняют. В наше время люди не понимают, что жизнь вообще должна носить общинный характер, что спасаться в одиночку невозможно. Почему? Потому что нас окружают люди, которых любит Господь. И если мы не любим этих людей хотя бы в какой-то степени, если они не становятся для нас близкими, родными, если их нужды не становятся нашими нуждами, то мы внутренне остаемся чуждыми Богу. И если, тем более, мы приходим в один храм, а потом расходимся, совершенно не зная ничего о том, что происходит в жизни человека, который стоит рядом с нами, в чем он нуждается, какая у него боль, какое у него страдание, то, наверное, это очень мало похоже на Церковь.

Если мы вспомним, с чего Церковь начиналась, то увидим людей, которые ничего не называли своим, но «всё у них было общее». И всё, что было у них, служило на эту общую потребу. Наверное, к такому идеалу раннехристианской жизни прийти мы сегодня не можем или можем в очень редких случаях, но тем не менее мы должны постараться осознать, что люди, которые наполняют приход, в который мы ходим, — это люди, нам не чужие. Это люди, которых вместе с нами Господь в эту церковь привёл. И мы по возможности должны жить общей жизнью. Как я сказал, это безусловно зависит не только от людей, в храм приходящих, но и от священника, пожалуй, даже в первую очередь от священника. И если священник задается целью выстроить церковную приходскую общину, то спустя какое-то время он этой цели достигает.

Конечно, может происходить и непонимание между общиной и теми людьми, которые в храм приходят. Какая-то часть людей действительно станет общиной и ощутит жизнь храма как свою общую жизнь, а какая-то часть людей так и предпочтет остаться внешними. Сколько бы они о Церкви ни читали, сколько бы ни старались понять, чем она живет, всё равно они будут оставаться внешними.

Часто приходится наблюдать такую ситуацию: заходит в храм человек и говорит: «Я бы хотел помогать Церкви». Первое, что ему хочется ответить: «Если вы верующий человек и христианин, то вы не можете помогать Церкви, — вы можете жить в Церкви и что-то в ней делать». Это две совершенно разные позиции. Нехристианин, язычник, вообще человек иной веры могут «помогать Церкви». Но если человек в Церкви живет, то он просто выполняет в ней то послушание, которое на него, может быть, возложено Богом. Однако такое сознание современному человеку далеко не всегда присуще. Человек, который приходит в храм, далеко не всегда понимает, что жизнь, которая здесь созидается, должна созидаться в том числе и его руками и его усилиями. У нас же, к сожалению, происходит какое-то разделение: есть настоятель, есть клир храма, есть какое-то количество трудников при храме, которые озабочены тем, чтобы приход жил полноценной жизнью. И есть очень большое количество людей, которые приходят для того, чтобы этой жизнью — простите за нехорошее слово, которое тем не менее отражает реальность, — каким-то образом воспользоваться.

Безусловно, это некая психология потребления. В том числе потребления не только материальных, но и духовных благ. И до тех пор, пока человек от этой психологии не отходит, до тех пор, пока у человека не появляется ощущение, что он должен что-то в эту жизнь внести от себя, — до тех пор он не становится членом церковной приходской общины. Только тогда, когда человек входит в этот труд, он к этой общине оказывается принадлежащим.

И, безусловно, что задача священника — ввести в жизнь прихода как можно большее количество людей. Каким образом это достигается?

Порой священник на исповеди слышит о проблеме, о несчастье в жизни одного прихожанина и одновременно знает другого прихожанина, который может ему помочь. Совершенно естественно эти две вещи соединить — возможность помочь одного человека с нуждой другого человека. Например, совершенно естественно, когда священник, зная на приходе человека, могущего кому-то помочь словом, ставит его перед только-только воцерковляющимся прихожанином и говорит: «Научи этого человека, как готовиться к Причастию, каким образом читать молитвы, как поститься». Конечно, священник может это сделать и сам. Но будет хорошо, если эти вещи сделает кто-то другой, кто к этому также способен, потому что таким образом между людьми завязываются определенные взаимоотношения.

Конечно же, в Церкви на первом месте должны находиться богослужение, молитва и духовная жизнь. Но без общения и единения люди Церкви всё равно будут жить жизнью неполноценной. И если говорить о том, какой должна быть настоящая церковная община, то это должна быть община, которая должна быть объединена по тому принципу, о котором говорил недавно прославленный преподобный старец Паисий Афонский. Он говорил, что человек начинает по-настоящему молиться не тогда, когда он молится по чёткам, соединяет молитву с дыханием или ставит ум в сердце, а тогда, когда для него чужая боль становится своей. Вот когда для человека в Церкви боль тех людей, которые находятся рядом, и нужды прихода (в том числе, может быть, и боль настоятеля) становятся своими, тогда это настоящая церковная община, которая из таких людей и состоит.

Почему мы охладеваем к чтению Священного Писания?

— Вы говорили о том, что первоначально, кода человек входит в Церковь, он много читает Евангелие и писания святых отцов. У меня было то же самое. Вначале Евангелие вызывало у меня эмоциональное восприятие и раздумья. А сейчас я с трудом заставляю себя прочитывать одну главу из Евангелия и одну главу из Апостола. Понимаю, что это плохо, но не знаю, как уйти от формального состояния чтения духовных книг.

— Можно, я вас тоже о чем-то спрошу? Скажите, пожалуйста, вы сами можете назвать какую-то причину этого состояния? Наверняка ведь вы пытались найти для себя ответ на этот вопрос?

— Да, я пытаюсь это сделать, но не нахожу причины. Единственное, что я вспоминаю: был период, когда я читала Евангелие запоем, читала, читала и читала... И один священник сказал мне, что так читать нельзя, поскольку может наступить пресыщение от этого чтения. Может быть, это?

— Я думаю, что нет. Безусловно, причина заключается не в пресыщении Евангелием, она заключается в другом. Я отчасти об этом уже говорил, но, наверное, сейчас повторюсь и скажу об этом чуть более пространно.

Если человек впервые читает Евангелие в то время, когда та Встреча, о которой мы говорим, уже состоялась, он испытывает определенное потрясение. Наверное, это потрясение сродни тому, которое испытывали люди, посланные начальниками народа иудейского для того, чтобы уловить Христа в слове. Когда они вернулись, то сказали, что никогда не слышали, чтобы человек так говорил. То есть мы читаем Евангелие и понимаем истинность, правду и силу каждого евангельского слова. И понимая это, мы осознаем, что и наша жизнь должна быть совершенно другой. Потому что Евангелие, по большому счету, обычную человеческую жизнь переворачивает, делает её совершенно иной. Принципиально иной. Но если мы Евангелие прочитали раз, два и три, и было то состояние чтения запоем, о котором вы говорите, но решительной перемены в жизни не произошло, не только внешней, но и внутренней, то спустя какое-то время наступает разрыв между тем, что мы узнали, и тем, что мы в своей жизни вследствие узнанного сделали. И потом приходит апатия, приходит то состояние, в котором мы уже не ощущаем смысла в этом чтении.

Почему? Ну, вот читаем — ничего не меняется. Но ведь дело не в том, что не меняется, а дело в том, что мы не меняемся. Вообще, если мы посмотрим самое начало христианства, то увидим, что принятию крещения предшествовал некий переворот в жизни человека. Жизнь «до» и жизнь «после». Если мы посмотрим на то, как происходит крещение человека в современном мире, то в лучшем случае мы видим некое осознание неправильности прежде прожитой жизни и желание что-то изменить в жизни новой, жизни после крещения. Но буквально единичны те случаи, когда с человеком происходит настоящий переворот, настоящее изменение. Когда человек понимает, что та жизнь была неправильной и ненастоящей, а правильная и настоящая — совершенно другая, и решается ею жить. Пожалуй, причина в этом.

За Христом ходило очень много людей, которые ходили не только потому, что хотели видеть чудеса, не только потому, что нуждались в исцелении, не только потому, что хотели чудесным образом насытиться. Безусловно, было достаточно много людей, которые просто Его с удовольствием слушали. Потому что Его слово было действительно непохоже ни на какое другое слово. И вслед за тем эти люди отошли. Отошли почему? Потому что не видели в себе решимости и готовности это слово исполнять. И в какой-то момент они потеряли смысл, потеряли интерес даже к словам Самого живого Христа.

То же самое происходит с чтением Слова Христова, которое мы обретаем в Евангелии. Поэтому, если есть желание что-то изменить в своем восприятии Евангелия, то, безусловно, нужно что-то менять в своей жизни.

Мы зачастую стараемся понимать Евангелие не буквально. То есть читаем мы какое-нибудь евангельское слово и говорим себе: «Ну, это же невозможно в жизни буквально исполнить!» И мы этого буквально не исполняем, начинаем исполнять Евангелие «в общем», а «в общем» его невозможно исполнить. Можно либо исполнять его буквально (конечно, не в тех случаях, когда что-то сказано приточным языком), либо всю жизнь свою плакать о том, что нам это не удается. Если мы не исполняем и не плачем, тогда душа мертвеет и становится холодной и равнодушной.

Но, безусловно, это не ваша лишь беда. Если бы это носило какой-то индивидуальный характер, я бы, может быть, об этом и не стал говорить, а сказал бы об этом частным образом. Я считаю, что это касается в той или иной степени каждого из нас.

Материал подготовил Антон Поспелов
Источник: Православие.Ru
Subscribe

  • Понять, в чем ошибка

    Всегда ли человек может справиться с тем сложным, с тем трудным, что присутствует в его жизни? Господь никогда не дает никому из нас креста,…

  • Распространенная ошибка

    Распространенная ошибка, частое заблуждение в жизни духовной заключается в том, что начинает человек строить свой дом «с крыши». «Нерассеянная…

  • Дар напрасный?..

    Как же часто приходится задавать жалующемуся на пустоту и бесплодность своей жизни человеку этот ключевой вопрос, ответ на который, по сути,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments