Ошибки и жизненные доводы

Иногда мы видим, как человек совершает ошибку. Или готовится ее совершить. И хотим во что бы то ни стало помочь ему этой ошибки избежать. А вместе с ней – и множества других ошибок – они ведь очень часто сплетаются между собой, словно звенья одной, порочной и при том удивительно прочной цепи. Но… человек слушать и слышать нас не готов. Мы расстраиваемся, переживаем, подчас усматриваем в этом основания для глубокой сердечной обиды. Однако все это напрасно. Во-первых, переживаниями, расстройствами, тем паче обидами делу не поможешь, скорее, наоборот. Во-вторых, есть наставник куда более авторитетный, чем мы. Это сама жизнь. Ее доводы трудно опровергнуть, с ними сложно не согласиться, их практически невозможно не замечать. И тем не менее… Тем не менее и жизненными уроками люди очень часто спокойно пренебрегают. И ничем их потому, как говорится, не прошибешь. Остается лишь одно: смириться с этим обстоятельством. И самим стараться не оказаться в той или иной ситуации подобным непрошибаемым упрямцем. Это – гораздо важнее. Точно.

Бездна и Солнце правды

Есть всем, кажется, известное выражение – про бездну, которая, если ты долго смотришь в нее, начинает смотреть в тебя. И все равно мы постоянно совершаем эту ошибку: всматриваемся – пристально и пристрастно - в ту бездну, которую представляет собой этот мир. И в ту, в которую он неуклонно скатывается. И в ту, которая в результате в полном смысле этого слова разверзается под нашими ногами. И очень, очень редко обращаем свой мысленный взор к Богу, не говорю уже – задерживаем его. И потому мы чувствуем в своем сердце такой холод и такую боль, потому изнемогаем, не обращаясь к единственному целительному лекарству, единому утешению. 

Никто не возьмет на себя за нас этот труд. Никто не отвратит нас от созерцания пустого, напрасного и не обратит к Солнцу Правды, Христу, если не сделаем этого мы сами. Что это, как не выбор каждого дня и складывающейся из этих дней жизни в целом?..


Дар напрасный?..

Как же часто приходится задавать жалующемуся на пустоту и бесплодность своей жизни человеку этот ключевой вопрос, ответ на который, по сути, определяет всë:

- А ради чего Вы живете? В чем смысл, какова цель Вашего бытия?

Задавать... и с горечью видеть, что твой собеседник искренне не понимает, чего ты хочешь от него и что он должен тебе сказать. Почему? Потому что он "просто родился" и "просто живёт". И попыток осмыслить эту данность не предпринимал.

А ведь жизнь человеческая именно осмысленностью, наличием цели и отличается в первую очередь от жизни братьев наших меньших. И если нет в ней смысла, озаряющего и освящающего её, то вся она - словно выстрел мимо цели, "дар напрасный, дар случайный". Страшная и безрассудная неблагодарность по отношению к Тому, Кто нас этим даром наделил - не случайно и не напрасно, конечно...

Рискну спросить: а вы этот смысл нашли, у вас есть цель?..


Делая шаг

Есть у американского писателя Джона Стейнбека такой роман — «Зима тревоги нашей». Его герой, житель небольшого города,— потомок некогда славного в этом городе, но затем обедневшего рода. Ему надоело его положение простого продавца в магазине у эмигранта-итальянца, ему надоели укоризны («Ну как же ты, на таком месте…»), надоела нужда. И он решается на какое-то короткое время сделаться… подлецом. Выдать властям этого самого итальянца, нелегально въехавшего лет 30 тому назад в США: это просто — ведь тот и доверяет-то в жизни лишь одному человеку — ему, своему продавцу. Дать спиться до смерти своему самому близкому другу-алкоголику и получить от него в наследство участок земли, необходимый для строительства аэродрома…

Collapse )

Принцип работы "до отказа"

Как спортсмен заставляет себя тренироваться на пределе сил? Он начинает делать какое-то упражнение, делает, делает и говорит себя: «Ну еще раз! Еще один-два раза сделаю, и все, потом отдохну». Так же должен, в принципе, действовать человек, который пытается внутренне измениться и которого борет при этом лень, нерадение, нежелание трудиться, которому бес нашептывает: «Ты подумай: это ведь так тяжело – все время молиться, день за днем, ты не выдержишь!». И человек, понимая, что готов поддаться и отказаться от подвига, говорит себе: «Ничего, не надорвусь! Вот сегодня встану и помолюсь, а завтра — уже не буду», «сегодня попощусь, может быть, еще и завтра, а послезавтра — точно не буду, перестану».

Получается некий благой и богоугодный «обман» самого себя — себя, страстей, бесов, в конце концов. Какой в нем смысл? Даже если через два дня я действительно перестану молиться, то эти-то два дня я помолюсь. А вообще, если я два дня помолюсь, скорее всего, и третий буду молиться.

Но опять-таки: и в спорте преуспевают только те, кто вовремя дает себе отдых, кто сочетает нагрузку с расслаблением. А те, кто живет в состоянии постоянной нагрузки, постоянного напряжения, пренебрегая необходимостью организма в периодах восстановления, в конце концов надрываются.

Collapse )

Чем больше враг гнет к земле

В одной из книг архимандрита Лазаря (Абашидзе), грузинского духовного писателя и публициста, ныне уже покойного, были такие слова: чем больше враг гнет тебя к земле, тем больше ты должен стремиться к Небу. Казалось бы, как это возможно — еще больше стремиться ввысь, когда тебя гнут к земле? Но и у преподобного Иоанна Лествичника есть другие, похожие слова: когда мы бываем боримы, из того мы познаём, что мы противоборствуем . 

Есть сила действия и есть сила противодействия. И в жизни бывает так, что слабый человек в какой-то момент может оказать сильному, нападающему на него, совершенно неожиданный отпор, превосходящий ту силу, которая приложена к нему. Когда это бывает? Это бывает в тот момент, когда в человеке происходит мобилизация всех его сил, и внутренних, и внешних, телесных. Сильный человек, нападая на слабого, не рассчитывает на такую мобилизацию — он просто видит перед собой того, с кем, с его точки зрения, он справиться без труда. А слабый человек может мобилизовать свои силы, поняв, какая перед ним угроза. И победить сильного. Это, повторюсь, реально работающий механизм. Это надо знать и пользоваться этим.

Collapse )

Перерасти себя

Вдогонку к предыдущему посту

Конечно, может возникнуть закономерное недоумение: все это хорошо, все совершенно верно, но как быть, если тебя воспитывали совершенно иначе? Если никто не думал о тебе как о самостоятельной личности, не учил принимать решения, наоборот: тобой управляли, руководили. И только теперь, будучи взрослым, ты начинаешь это понимать и видишь последствия этого… Что делать в таком случае?

Для того чтобы ответить этот вопрос самому себе или кому-то другому, надо вспомнить, что такое есть человек. Человек создан действительно по образу и подобию Божию (см.: Быт. 1, 26‒27). А это означает, помимо всего прочего, что в каждом из нас заложен совершенно колоссальный потенциал, и нам даже трудно понять, насколько колоссальный. Человек —существо, которое призвано было стать царем всего видимого мира, и на самом деле это призвание не утратилось, никуда не ушло. В нас как бы заблокировано многое из того, что было нам присуще первоначально. Но оно в нас осталось. 

Collapse )

Когда я снова стану маленьким

Вопросы о воспитании детей, о взаимоотношениях с ними, в том числе и очень сложных, запутанных и запущенных, приходится слышать очень часто, буквально день за днем. Отвечать на них бывает непросто, а ошибки, которые могут допускаться и постоянно допускаются в этой важнейшей сфере, бывают по своим последствиям весьма тяжелы.

Поэтому, вспомнив сам, напомню и своим подписчикам и друзьям о замечательной книге для родителей — «Когда я снова стану маленьким», написанной выдающимся педагогом и детским писателем Янушем Корчаком. Это книга про взрослого человека, который неожиданно вновь становится ребенком. И вот он глазами взрослого человека смотрит на те взаимоотношения, которые складываются между взрослыми людьми и детьми. И он начинает видеть, насколько взрослые люди невнимательны к детям, насколько они несправедливы и неразумны, и насколько формальны в своем подходе к ним. И, кроме того, пока он пребывает в этом состоянии,— взрослого человека, ставшего совершенно неожиданно маленьким,— он понимает, что та жизнь, в которой он живет вновь как ребенок, настолько лучше, проще и естественнее, что ему совершенно не хочется покидать ее. И когда он вдруг опять становится взрослым, ему делается грустно и больно — не потому, что он входит в мир, где есть ответственность и взрослые заботы, а просто потому, что ему не хочется возвращаться к жизни, в которой люди не понимают тех, кто меньше их и слабее их.

Collapse )

Право на радость

Это то, о чем приходится регулярно говорить во время пастырских бесед и консультаций с самыми разными людьми, церковными и нецерковными. И как же часто сталкиваешься с тем, что человек искренне убежден: конкретно у него такого права нет. Право на труд, право на разочарования, скорби, болезни, но только не на радость. А между тем именно для радости создал нас Господь. И Он, а не кто-то другой, говорит ученикам, а в их лице и всем верующим в Него: «Радость Моя в вас пребудет, и радость ваша будет совершенна» (Ин. 15, 11). И апостол Павел заповедует: «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь» (Флп. 4, 4). 

Да, не все умеют радоваться, не у каждого человека сформировался соответствующий навык, но если и так, то радоваться обязательно надо учиться, открывая для себя источники радости, из которых первый – Сам Господь. Обязательно ли это? Думаю, что однозначно так. Ведь если мы не радуемся жизни, если не видим, как она, несмотря ни на что, хороша, то как же мы сможем поверить, что она – не что иное как дар Божий? Как сможем искренне и от сердца за этот дар благодарить? Скорее всего, никак.

Поэтому повторю: у нас у всех есть право на радость. И больше того: есть, как мы видим, и соответствующая апостольская заповедь, а значит, радоваться - уже не только право, но и долг. Радостный.

"Программирование" в молитве

Одна из распространенных ошибок в молитве: человек пытается «программировать» ее результат, представляет, как именно Господь «должен» ему помочь, как Он будет действовать. Конечно же, это огромное неразумие: мы и помыслить не можем, каковы планы Божии относительно нас и относительно всего в целом. То, в чем и как проявится Его милость, о которой мы просим, дело Его Промысла, любви и премудрости. А наше дело – просто доверять Ему, как доверяет ребенок любящим его родителям.

«Программируя», рисуя в своем сознании определенную картину, выстраивая схему Божественного действования, мы просто на просто оказываемся неспособными видеть, как откликается Господь на нашу молитву. Перефразируя известную евангельскую цитату, поданный нам Им хлеб кажется камнем, а рыба – змеей. И мы остаемся – ни с чем. Такова цена неразумия. Такова цена недоверия. Такова цена неверного представления о Боге.

Надо просить о милости и вместе с тем не ждать чего-то определенного, а быть уверенным – в этой самой милости. И Господь нас ею не оставит…