Просьба "поделиться" книгами

За последнее время я неоднократно замечал, как в комментариях к отдельным записям появлялись советы - от одного комментатора другому - какие книги стоило бы почитать. Был бы очень благодарен, если бы такими советами взялись поделиться со мной и друг с другом все, кто заходит в этот ЖЖ. У каждого ведь есть какие-то находки из числа книг, иногда закономерные, иногда неожиданные - вот и давайте делиться друг с другом. Желательно в таком формате: автор, название и вкратце из какой области и о чем. Заранее признателен!

Священники - "те" и "не те"...

Я никогда не позволю себе думать: вот этот человек обязан уважать меня только за то, что я стал священником. Но - такой парадокс - когда я вспоминаю себя мирянином, я понимаю, что у меня это уважение к священнику — именно за то, что он стал священником и делает самое важное дело на свете,— было. Мне не хотелось судить священника, для меня было важно то, что он есть. Я был расположен так, что даже от очевидных немощей, слабостей священника получал большую пользу. 

В храме, прихожанином которого я какое-то время был, настоятелем служил батюшка, у которого была слабость к алкоголю. Это все знали: выдавала его внешность, а зачастую и запах. У него так дрожали руки, что во время Причащения мирян ему приходилось ставить Чашу на специальную подставку. Конечно, были люди, особенно бабушки, которые его ругали, осуждали. И вот, как-то раз я пришел на исповедь, и не застал в храме священника, у которого исповедовался постоянно. Мне пришлось идти к этому, пьющему… Но у меня не было никакого колебания, никакой мысли, что я иду «не к тому» священнику. У меня было сострадание к этому человеку и одновременно уважение — потому что он, при всей его немощи, все же стоит на этом месте и делает это дело. И я помню, насколько сердечно, насколько тепло отнесся ко мне он — не знаю, потому ли, что он почувствовал мое состояние, мое отношение к нему, или потому что Господь так расположил его. 

Collapse )

Неистребимая красота

Нет ничего удивительнее и прекраснее в сотворенном мире, чем человек. Но только лишь Господь знает, насколько красив человек, как удивителен. И даже сейчас Он любуется Своим творением — пусть и искаженным грехом, потому что только Он может заглянуть в те глубины человеческого сердца, где красота жива, где она неистребима. 

Когда смотришь на человека как на временное явление этого мира, как на нечто тленное, угадываешь, ощущаешь его красоту, все равно остается какое-то чувство недоумения: а что же все-таки это такое? А когда взираешь на человека, уже зная тайну его творения, тайну его назначения, то можно прозреть, какой таится в его душе безграничный мир, удивительнее и загадочнее которого ничего и быть не может. Люди пытаются постичь тайны мироздания, выяснить, есть ли жизнь на других планетах, можно ли создать космический корабль, который будет двигаться со скоростью света, а на самом деле ничего таинственнее и интереснее, чем человеческая душа, нет. В том числе — и наша собственная. 


Горести под микроскопом

Уточню все же то, что вызвало недоумение. 

Жалость к себе, болезненное саможаление - совсем не то же, что трезвая оценка своих сил, необходимая забота о себе и даже (что ничуть не предосудительно, если необходимо) бережное к себе отношение. 

Перечисленное во втором пункте - то, без чего обойтись трудно, порой невозможно, это требование здравого смысла. А первое... Первое и правда лишает последних сил, превращает жизнь в мучение, помещая наши скорби и горести под стекло микроскопа, так, что в какой-то момент из-за созерцания и переживания их начинает всерьез казаться, что ничего другого в нашим мире нет, а если и есть, то определяющее - именно это. 

Но вообще об этом, наверное, стоит отдельный текст написать.


Безжалостная жалость к себе

Кажется, столько раз приходилось об этом говорить и все равно – словно с чистого листа начинать можно…

Никогда и ни в коем случае нельзя себя жалеть!

Поводов к этому может быть хоть отбавляй, оснований – полно, не пожалеть себя, кажется, невозможно. И все равно – нельзя.

И не нужно говорить о том, что сил нет, что нам плохо, что у нас есть полное право на жалость к себе. Все правда и право есть, но… Но стоит ко всему прочему начать себя жалеть, как станет еще хуже, и сил останется еще меньше. 

Мужество – не только добродетель, не только долг, мужество – необходимость. Оно позволяет справиться с тем, что представляется намного превосходящим наши скромные человеческие силы. Мужество, основанное на доверии Богу и на уверенности в том, что все уроки и испытания, какие бы ни выпадали нам, являются непременным условием нашего христианского становления, нашего роста, нашего движения вперед.

Свой крест надо не волочить по земле, а нести, - говорил один греческий старец.- Нести, потому что так – легче…

Дай Бог нам это понимать. И не побеждаться этим несчастным саможалением, а быть мужественными. И не волочить, а нести.


Фатальная неосторожность

Изо дня в день, находясь в городе, не перестаю удивляться людям, которые переходят дорогу там, где нет ни светофора, ни зебры, упорно глядя при этом куда-то направо – туда, откуда машина ехать не может, и не удосуживаясь посмотреть налево – откуда машины едут. Людям, которые так и ступают на проезжую часть – с головой, повернутой вправо… 

Collapse )

Препятствие на пути

Когда у человека на пути встает препятствие, он должен сделать шаг назад и подумать — что происходит, в чем причина. Может, он рвется в запертую дверь, а за ней — пропасть? Может, ждет его то, что совершенно и не нужно. Надо отступить и сказать: вот, Господи, я не понимаю, почему Ты меня останавливаешь, но на Твою волю полагаюсь. И возможно, после этого дверь откроется. Возможно — и нет, но тогда нужно просто выйти через запасной выход. Препятствие — не основание для того, чтобы отказаться от движения вперед. Это основание для того, чтобы задуматься. 


Когда из нашей жизни уходит близкий человек

Когда уходит из нашей жизни человек — просто уходит или умирает, — что-то происходит в нем. Создается ощущение, что в нашем сердце есть участок, который ушедший занимает. И этот участок словно отмирает вместе с человеком. Если наш близкий отходит в мир иной, то это происходит в меньшей степени, потому что он, на самом деле, жив, и наши молитвы, глубина нашей веры, если таковая есть, нам помогают его чувствовать. И участок нашего сердца начинает жить как-то по-другому. 

А вот если человек из нашей жизни пропадает из-за того, что разрываются отношения, то создается ощущение ампутации жизненно важного органа. Потом, спустя какое-то время, рана может зарасти и разгладиться, чем-то обогатиться, но все равно — некоторая болезненность при воспоминании о потерянном человеке будет сохраняться. Дружба помогает понять незаменимость каждого человека, его уникальность. Помогает понять то, что изначально является областью Божественного знания, потому что уникальным и неповторимым именно Господь сотворил каждого. А мы об этом узнаем тогда, когда сталкиваемся с потерей, с пониманием того, что нам кого-то очень не хватает. 

Дружба

Мы порой совершаем очень большую ошибку, считая, что другом для нас может быть только тот, кто всегда нас поймет, у кого мы всегда найдем утешение, что друг всегда будет нам тем плечом, на которое мы можем опереться. Многого мы требуем от человека. Если нам самим удается всех всегда понимать, если нам самим удается подставлять свое плечо и даже спину, чтобы кого-то на нее возложить и понести, — даже если это так, то это не значит, что тот человек, который рядом с нами, кого мы тоже считаем другом, тоже на это способен. А может быть и иначе: он способен, а мы — нет… 


Огонь добывается трением

Мы очень часто забываем, что огонь, когда нет других способов его развести, добывается трением. В том числе и тот сердечный огонь, без которого христианская жизнь превращается в форму, лишенную содержания. Нам кажется, что если он был, а затем угас, то все, это данность, с которой ничего уже не поделаешь. Но нет, просто нужен труд – постоянный и усердный, направленный на то, чтобы сердце вновь согрелось и огонек в нем затеплился. Молитва, духовное чтение, испытание совести и постоянная настроенность на то, чтобы в каждой жизненной ситуации иметь одно намерение – поступать по воле Божией. Навыкновение тому, чтобы жить с памятью о Боге, ходить перед Его лицом. Это и есть то, о чем говорится в Евангелии: «Царство Небесное силой берется и употребляющие усилие восхищают его».