?

Log in

No account? Create an account
За последнее время я неоднократно замечал, как в комментариях к отдельным записям появлялись советы - от одного комментатора другому - какие книги стоило бы почитать. Был бы очень благодарен, если бы такими советами взялись поделиться со мной и друг с другом все, кто заходит в этот ЖЖ. У каждого ведь есть какие-то находки из числа книг, иногда закономерные, иногда неожиданные - вот и давайте делиться друг с другом. Желательно в таком формате: автор, название и вкратце из какой области и о чем. Заранее признателен!
Одна из последних приходских бесед, которой захотелось поделиться.

Я бы хотел сегодня поговорить с вами о том, что волнует всех, кто следит за происходящим в мире современного православия, да и в целом за тем, что происходит вообще в сегодняшнем мире. Но прежде всего наверняка вы следите за событиями на Украине, знаете все, что касается возможности предоставления автокефалии Киеву Константинополем, какими обстоятельствами все это сопровождается, знаете о прекращении евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом. Трудно сказать, к каким еще последствиям это может привести в дальнейшем. Прогнозы строить по этому поводу трудно, но есть риск нарушения единства того православного мира, который существует сегодня. Наверное, если разбираться, кто в этом виноват, по чьей вине это происходит, то можно зайти достаточно далеко. Наверное, правильней будет сказать, что в основе всего лежит стремление людей к власти друг над другом, стремление к господствованию и все человеческие страсти, которые в сердце каждого человека наверняка обретаются. Только очень горько и очень болезненно то, что из-за страстей какого-то определенного количества людей может пострадать гораздо большее число людей и вот эта болезнь разделения, эта болезнь разрывания общей ткани церковной жизни может зайти очень и очень далеко. И на фоне всего остального происходящего в мире это, безусловно, смотрится еще более драматично, потому что мы видим войны, локальные, которые вспыхивают то здесь, то там, видим какие-то очаги нестабильности. Есть немало людей, которые склонны все происходящее называть неким всемирным заговором против России, но мне кажется, что все гораздо проще и в то же время сложнее, просто мир - это больной с очень длительной историей болезни, эта болезнь, которая не имеет исцеления, которая будет длиться до тех пор, пока мир существует. Но в любой болезни, как мы знаем, бывают периоды ремиссии, бывают периоды обострения, и вот то, что происходит сейчас, очевидным образом выглядит как обострение тех хронических болезней, которыми недугует наш мир. И мы в очередной раз оказываемся на пороге его передела, его глобальной перекройки и знаем, что никогда ранее это не происходило безобидным образом. Всегда это сопровождалось кровопролитием, всегда это сопровождалось крушением человеческих судеб, всегда это как некий каток прокатывалось по множеству людей, которые никоим образом не хотели бы участвовать в этих страшных разрушительных процессах, но тем не менее не могли от них сохраниться.
Кто-то следит за развитием нынешней ситуации внимательно, анализирует ее, кто-то, наоборот, старается во все это не всматриваться лишний раз, оберегая свой душевный комфорт, но тем не менее все ощущают, что что-то в происходящем не так, причем как-то глобально не так. И естественное чувство, которое при этом возникает, это чувство не только обеспокоенности, но и страха. И естественно нельзя не задаваться вопросом как относиться к происходящему верующему человеку и что вообще в этой ситуации мы можем делать. Потому что совершенно очевидно, что от нас с вами не зависят судьбы мирового православия, от нас не зависит судьба этого мира как такового, наша роль гораздо скромнее - от нас зависит наша собственная судьба, и, пожалуй, это самое важное, о чем мы должны в первую очередь думать. Ведь из жизни отдельных людей, из судеб отдельных людей складывается в том числе и некая общемировая ситуация, общемировая картина. Но мы, повторюсь, можем отвечать только лишь за то, что касается лично нас самих. И самое главное, от чего нужно сохраниться в этом положении в котором мы находимся, это от паники, от этого захлестывающего порой человека страха и от тех апокалиптических настроений, которые очень свойственны для определенной части нашего православного сообщества. Бедствия, войны, нестроения - и тотчас же начинаются разговоры о том, что все: уже завершается история этого мира, отпущенное нам время закончилось, и вот-вот нам стоит ожидать пришествия Антихриста, а вслед за тем и всего того, о чем говорится в книге Откровения святого апостола евангелиста Иоанна Богослова. Но нужно все-таки сохранять трезвость и помнить, что в сущности не происходит ничего нового, по сказанному у Екклесиаста: «и это было в веках бывших прежде нас». Потому что были и нестроения в церковной жизни, были и войны, которые захватывали большую часть цивилизованного, а порой и нецивилизованного мира, этому всему сопутствовала какая-то страшная дезориентированность, дезорганизованность людей, что мы наблюдаем и сейчас.
Поэтому в сущности, повторюсь, нового ничего не происходит. Многократно все это Церковь переживала, и все это переживал и мир, и люди, и вполне возможно, что мы тоже все происходящее переживем и выйдем из этой ситуации с не очень большими потерями. Но чтобы эти потери были действительно не очень большими, нужно принять для себя еще несколько очень важных данностей.
Прежде всего: когда на наших глазах будут возникать различные лагеря, когда люди будут враждовать друг против друга, очень важно не включаться ни в какую борьбу, не ожесточаться ни против кого, не произносить слова проклятий, никого не считать в этой ситуации особенно виноватым. Вот Константинопольский Патриарх, который принимает определенные решения. Что стоит за его решениями? Есть по этому поводу определенные мысли, есть по этому поводу определенные аналитические выкладки, но на самом деле всегда в первую очередь необходимо смотреть не на действия какого-то одного человека или какой-то группы людей, а видеть некую взаимосвязь во всем происходящем. Потому что совершенно очевидно, что если бы наша церковная жизнь была жизнью по-настоящему здоровой, полноценной и жизнь каждого из нас была бы такой же, то ничего бы с нами не происходило. Церковь существовала бы совершенно благополучно без тех искушений, без тех раздираний, которые в ней происходят сейчас. Причина в сущности, в том, как все мы живем. Что такое кризис? Кризис – это суд в отношении всей нашей жизни, время, когда проверяется то, что есть в каждом из нас. И кризис церковной жизни, кризис церковных отношений не является в этом смысле исключением. Каждый из нас сталкиваясь с этим кризисом, волей не волей заглядывает в свое собственное сердце, и то, что мы там находим, является в этой ситуации для каждого из нас самым важным. Не какие-то внешние обстоятельства, не то, что будет с миром и Церковью в целом, а то, что будет с каждым из нас в результате, к чему каждый из нас придет.
Незадолго до революции, когда буквально рушилась та жизнь, которой жили на протяжении многих столетий наши предки, к преподобному Варсонофию Оптинскому приходили люди и спрашивали: что же будет с Церковью, ведь все распадается буквально на глазах! А преподобный Варсонофий отвечал на это единственно верным образом, он говорил, что Церковь будет существовать до самого скончания мира, потому что врата ада, как сказано, ее не одолеют. Поэтому не бойтесь за Церковь, следите за собой. Что станется с каждым из нас и, самое главное, останемся ли мы в Церкви и будем ли мы в Церкви истины или куда-то мы из нее уклонимся, вот это самый насущный вопрос. Я думаю, что столь же важным этот вопрос остается и сегодня. Вместе с тем, не включаясь ни в какую борьбу, не входя ни в какие лагеря, группировки, очень важно наблюдать за происходящим, оценивать его. Я уже обмолвился, что кто-то внимательно всматривается в то, что сейчас творится в мире и в Церкви, кто-то находится на периферии всего этого и всего лишь ощущает некую смутную, но тем не менее достаточно сильную тревогу, но все-таки нам даны глаза, нам дан разум, нам дана способность к анализу, и мы обязательно должны все эти данные нам Богом возможности использовать. Если мы будем оставаться внутренне совершенно безучастными, если будем считать, что, чтобы ни происходило, это нас не касается в принципе, то конечно тоже очень велик риск, что в какой-то момент мы впадем в то или иное заблуждение, просто не заметим – где мы и что с нами. Обязательно нужно и интересоваться, и со вниманием к происходящему относиться, и задавать вопросы тем, кому мы доверяем, в чьем душевном и духовном здоровье мы уверены, и кто может помочь нам сориентироваться, когда мы эти ориентиры начинаем утрачивать.
Если в этой ситуации кто-то обретает в своем сердце злобу, раздражение, осуждение, досаду, то очевидно, что эти чувства совершенно не христианские. И, опять-так,и не важно кто служит в данном случае мишенью или какой-то целью или объектом нашей ненависти и раздражения, досады, будет ли это Вселенский Патриархат или будет это Госдепартамент Соединенных Штатов Америки или что-то другое. Совершенно очевидно, что если эти чувства будут нас наполнять, то в них не будет ничего из того, что должно характеризовать учеников и последователей Христовых. И ни Вселенский Патриарх, ни тот же Госдепартамент совершенно от происходящего в нашем сердце не пострадают, а вот сами мы будем от этого страдать и будем наполняться тем, от чего нам на самом деле следовало бы как христианам освобождаться.
Нам всегда кажется, что нужно искать какие-то особые пути для того чтобы преодолеть подобные кризисы, подобные настроения, но в действительности пути к их преодолению носят очень общий и очень известный для нас характер. Собственно, все то, о чем говорится в Евангелии, это и есть преодоление любого кризиса, это есть выход из любого затруднительного положения. Когда мы стараемся и любить, и прощать, и бороться с теми недобрыми чувствами, которые возникают в нашем сердце вопреки любви и вопреки прощению, мы исполняем свой христианский долг. И Господь не оставляет тогда ни нас в Церкви, ни Церкви тем паче не оставляет, и все грозы и все бедствия если и ударяют по нам, то, по крайней мере, нас не убивают. И если не обходят нас совершенно стороной, то тем не менее не захлестывают совершенно. И мы не тонем в какой-то страшной морской пучине из которой нет спасения. И я думаю, что и сейчас те люди, которые будут стараться жить по-христиански, для которых на первом месте будут оставаться Господь и Его Евангелие, а не человеческие страсти, не чья-то борьба за власть, не какие-то обвинения друг друга в том, в чем на самом деле каждый виноват сам, мы тоже сможем избежать того искушения, в которое сегодня ввергается Церковь, в которое ввергается мировое православие. Точнее, не избежать, а с честью, то есть по-христиански выйти из него.

Работает ли это?

Попалась в "Новой газете" заметка о том, как школьники прятались в туалете, чтобы не присутствовать на занятиях, которые проводил священник Русской Православной Церкви. Есть отчетливое, давно сложившееся ощущение, что мы очень часто занимаемся не имеющим оправдания метанием бисера - не перед теми даже, о ком сказано в соответствующем евангельском фрагменте, а просто: мечем бесценный бисер бесцельно. Идем туда, где нас совсем не ждут, где нам не рады, и оставляем тех, кто уже пришел к нам, кто в нас нуждается, ради этого самого метания. И закономерный вопрос: нужно ли это, правильно ли это, в конце концов, главный вопрос - "работает ли это"? Непросто об этом говорить, но необходимо - точно.
"Иногда удивляешься: сколько холода в мире, такой в нем холодный сквозняк, а мы этого холода ещё от себя добавляем" (С. И. Фудель). Добавляем, и сами от этого ещё больше мерзнем. И неразумия добавляем, и суеты, и ревности, и злобы, хотя и этого всего в мире с избытком. И страдаем, и мечемся в этом замкнутом круге, не понимая, как его разомкнуть. А ведь так все "просто": внести в эту общую копилку немного своего тепла, разума, мира, любви - как бы мало их в нас не было. И станет чуть легче - и вообще легче, и от сознания того, что мы хоть что-то не портим, а меняем к лучшему, что мы не вредны а полезны...

Люди, которых мало

Людей, ищущих волю Божию, крайне мало. Большинство ищет от Бога ответа на вопрос, "что делать, чтобы было хорошо", причём понимание этого "хорошо" у каждого свое. Поэтому когда находится человек, который действительно хочет узнать, что о нем Богу угодно, и так же действительно готов это принять и понести, то он может быть уверен: Господь ему Свою волю так или иначе откроет. И даже даст силы жить согласно ей.

Те, кто не знает

Очень трудно помочь человеку, который не знает, чего он хочет. Остаётся, пожалуй, одно: постараться помочь ему разобраться с тем, каковы его подлинные намерения и желания. Но вот беда: как раз этого он может и не хотеть...

Тот, в кого вложена душа

Если мы прочтем в Книге Бытия историю творения человека, то увидим момент, когда Господь не просто творит Адама из ничего — Он вдыхает в его лицо дыхание жизни (см.: Быт. 2, 7). И этот момент очень важен в понимании того, кем является человек для Бога. Мы можем изготавливать какие-то вещи, предметы, но они не будут нам дороги. Однако бывает, что вещь нам действительно внутренне дорога, и тогда мы можем сказать о ней: «Да я же в нее душу свою вложил!». Вот человек — это тот, в кого Бог вложил душу. И человек для Бога не просто ценен — человек Богу бесконечно дорог. Он не может перестать быть дорог — так же, как нам не перестанет быть дорога какая-то очень памятная сердцу вещь просто оттого, что она сломалась или запачкалась. И потому мы ни в коем случае, будучи людьми верующими и составляя то малое стадо, о котором говорит Господь (см.: Лк. 12, 32), не должны думать, что чем-то принципиально отличаемся от других. Мы не должны полагать, что составляем некую касту избранных, а остальные люди проживают свою жизнь совершенно напрасно. На самом деле, в любом человеке есть то, что достойно внимания, участия и любви других людей. И нам это воспоминание нужно постоянно в себе возгревать: если мы стремимся быть ближе к Богу, то, что дорого Ему, не может не быть столь же дорого и нам.
Самым сильным, самым мощным смиряющим фактором для человека является неизбежность конца земного пути. Настанет момент, когда, хотим мы того или не хотим, нам придется оставить все дела, оставить всё, что нам здесь было дорого, что казалось неотъемлемой частью нашей жизни,— и уйти туда, куда нас призывает Господь. Жить с пониманием того, что мы нагими в этот мир пришли и нагими уйдем, и не страшиться, не противиться, не закрываться от этой данности — значит сделать очень важный шаг к смирению. Осознав, что как бы мы ни держались за что-то в жизни, нам все равно это придется отпустить, человек наконец начинает давать Богу возможность себя спасать.

Как предают себя

В каждого из нас Бог вложил что-то удивительное и неповторимое, и каждый из нас, по большому счету, где-то в глубине души знает, что есть в нем лучшего — такого, что особенно любит в нем Господь. И когда человек ради чего-то от этого в себе отказывается, то предает самого себя. И вопрос здесь не в том, кто нас за это осудит, кто нас простит или не простит — тут просто есть риск потерять абсолютно всё: потерять свою неповторимую человеческую личность, потерять тех людей, которые нас окружают, и потерять связь с Богом. И Господь, и люди остаются рядом, но мы сами становимся уже не самими собой, и поэтому общение прекращается. И единственное, что тогда может нас спасти,— это непостижимая милость Божия, когда Господь каким-то непостижимым образом прикасается к тому, что в нас еще оставалось хорошего, и это хорошее иногда воскресает, откликнувшись, а иногда нет.

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner